Сознание

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 01:17


Автор А. Андреев

  

16.08.2006 г.

Скажу сразу, в этой книге я не буду рассматривать представления о сознании, бытующие в культуре и науке. Я это сделал в первом томе «Очищения» с достаточной подробностью. Поэтому я сразу скажу, из какого понимания сознания я буду исходить. Поскольку прикладному очищению сознания меня учили верхневолжские мазыки во время этнографических поездок, опираться я буду на то понятие, которое сложилось у меня во время учебы у них. Но при этом вначале я изложу все так, как вижу сам, лишь указывая мазыкские имена для описываемых явлений. Просто я теперь так вижу действительность, и подтверждал свое видение различными прикладными работами с сознанием, многие из которых недоступны академическому психологу.
Тем не менее, я не пошел по пути эксплуатации этих необычных возможностей, а постарался сверить свое понимание с наукой, чему и были посвящены несколько моих предыдущих исследований. С одной стороны, рассматривая научные понятия о сознании, я убедился, что мое представление гораздо менее противоречиво, чем научные взгляды, и гораздо полнее охватывает самые разнообразные проявления сознания. С другой же стороны, можно признаться, что оно вовсе не так уж неприемлемо для науки, поскольку вполне соответствует, например, самым современным попыткам объяснять сознание физически, как некое полевое образование, окружающее человеческое тело.
Если говорить кратко, самым простым определением сознания для меня будет следующее.
Сознание — это тонкоматериальная или лучше духовная среда, заполняющая окружающее человека пространство и способная  создавать и хранить образы. Сознание очевидно родственно душе, потому что душа способна присваивать и осваивать ближайшее к ней сознание, связывая его памятью.
Мазыки называли сознание как среду Парой. Пара — это очень символичное название для сознания, потому что сохранились этнографические свидетельства, что паром  на Руси называли душу, чаще душу животных. В том смысле, что у животных души нет, а есть «пар». Иначе говоря, сознание — это как бы недодуша или почти душа. Об этом еще придется немало сказать, поэтому я пока оставлю вопрос о связи души и Пары-сознания. Сейчас мне важнее описать сознание как предмет очищения.
Начну с того, что и русский язык и культура считают возможным очищение как сознания, так и души. На поверку это оказывается не таким уж простым делом, потому что сознание постоянно путают с осознаванием, то есть с тем «сознанием», что теряется при «потерях сознания».
Сознание-осознавание точечно, в крайнем случае, подобно лучу света. Ему негде хранить в себе содержание. А в силу этого и загрязнения. Как и душе, если ее понимать как искру божественного света, негде хранить в себе грехи и греховные помыслы. Поэтому у всех, кто не различает сознание-пару от сознания-осознавания, вопрос об очищении сознания вызывает лишь недоумение. Как, впрочем, вызовет его и вопрос об очищении души, если не видеть ее телом.
Поэтому сразу скажу: если вы хотите освоить мазыкское очищение сознания — кресение — придется исходить из того понимания сознания, которое предполагает в нем наличие содержаний. Собственно говоря, тех самых образов. Других содержаний в сознании и не бывает, если не считать его содержанием само «вещество» сознания.
Вещество ли это или поле, не столь уж существенно. Но то, что говорить о Паре, как о некоем тонком веществе, допустимо, подтверждают и исследования сознания, как физической среды, сродни энергии, так и споры середины XIX века, в которых святители Феофан Затворник и Игнатий Брянчанинов выясняли, что вещественно в душе — само ее «тело» или же только «оболочка этого тела», в то время как наполнение ее — чистый дух.
В общем, за мазыкским пониманием Пары как тончайшего вещества стоит вполне устоявшийся обычай, в каком-то смысле воспринятый и православной церковью и наукой. Но для прикладного очищения это важно тем, что позволяет нам говорить об исходном или чистом состоянии сознания. Чистое, в данном случае, означает безобразное, но принадлежащее человеку, связанное с его душой и телом.
Такое исходное состояние сознания мазыки называли Стих. Я не могу определенно сказать, имелось ли в виду, что это некая стихия, или же это означало «тихое» состояние сознания. Лично для меня в этом понятии было нечто волшебное, подобное эддическому Меду поэзии, за которым охотились боги.
Стих, как и Мед поэзии, — это то, что позволяет достигать Ведания, не выраженного в Слове, поскольку еще нет образов, которым можно дать имена. Они начинаются в поэзии, которую рождает этот Мед. Поэтому первопоэзия тиха… Очевидно, стихиальное состояние сознания сродни просветлению Буддизма, потому что такое сознание ощущается совершенно ясным. При этом мы постоянно обладаем им, потому что постоянно создаем все новые и новые образы, сохраняя прежние, для чего надо иметь неиссякаемый источник исходного материала, то есть Стиха, чистого сознания. И при этом мы теряем его в раннем детстве, как только начинаем создавать первые образы этого мира, и уж никогда не обладаем им, потому что постоянно пребываем внутри образов. Образы сознания оказываются тканью нашей жизни и судьбы…
Мазыки, говоря об очищении сознания, говорили и о том, что надо научиться входить в Стих, когда это необходимо. Но необходимо это по большей части для чародейства, где нужно уметь воздействовать прямо на сознание. А вот задачи освободиться от образов совсем не ставилось. В силу этого я не могу утверждать, что их понятие ясного сознания тождественно понятию просветления. Возможно, это совсем разные понятия. Не знаю, но само слово «просветление» использовалось. Впрочем, как-то уж очень по бытовому. Примерно, как в выражении: на него нашло просветление.
Знаю только то, что благодаря Кресению из сознания должно уйти все то, что ощущается в нем инородным, и в силу этого, помехой спокойной и радостной жизни. А все образы, что есть, должны стать Светлой памятью. Что это такое, мне объяснили, сказав, что Светлая память — это такая память, которая не задерживает человека на Земле, и не мешает ему умирать легко и светло.

Как вы понимаете, объем нашего сознания огромен. Я бы даже сказал, неимоверно огромен. И полное его очищение занимает время и требует труда. Все образы уложены в нашем сознании слоями, и слоев этих множество. Но в них можно выделить главные, которые содержат в себе все остальные образы. В первую очередь, это слои образов мира и образов себя.
Описание сознания как предмета очищения и есть описание его как хранилища образов и помех, сора, Мазохи, говоря по-мазыкски. Этому описанию и будет посвящен весь раздел. После него можно будет приступить к изучению собственно очищения.

Тэги: 

Похожие материалы