Мой дом

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 01:17


Автор А. Андреев

  

16.08.2006 г.

Вот теперь можно перейти к рассказу об образах мира, различающихся по способу их использования.
Помехи и загрязнения сознания могут появиться только здесь. Почему? Да потому что все предыдущие образы мира либо не зависят от нас, либо не имеют значения.

Не зависят они от нас потому, что создаются как бы сами по себе, самим органами восприятия и сознанием. И значит, они такие, какие были возможны. Они могли быть лучше, но не для нас. Для нас они — условие нашей жизни и совершенно достаточное условие.
Значение же, в том числе и значение загрязнения, обретает только то, чему мы такое значение придаем. В природы грязи нет. Следовательно, загрязнением сознания является то, что я считаю загрязнением, а я им считаю то, что мешает мне. Следовательно, является не мной. Я мне мешать не могу. Помеха всегда инородна. Я же — только недостаточен по своим возможностям и способностям. К тому же, я не могу их улучшить, я могу лишь довести себя до того состояния, которое даровали мне боги и природа, а я каким-то образом утратил.
И даже если мы на деле находим какие-то искажения самых начальных основ в наших образах мира, они вызваны опять же внешними помехами, которые помешали когда-то в моем детстве рождению точных образов. Такие искажения назывались Выморозками. А помеха — Мразью. Но Мразь всегда инородна в человеке, она — проникновение в нас адского холода того мира, в котором мы решили воплотиться.
Выявить такие утраты и загрязнения удается только в деятельности или поведении. То есть, в использовании имеющихся образов мира.

Что значит, использовать нечто, подобное Образу мира? Это значит, сделать из него орудие. Вот этим мы и занимаемся всю свою жизнь, по мере того, как взрослеем, и жизнь заставляет нас менять наши цели. Мы постоянно изготавливаем все более подходящие орудия выживания, в первую очередь, образы миров. Хотя первый образ мира — Материк, остается неизменным. Все наше творчество начинается как раз как изменения Материка для того, чтобы приспособиться к условиям жизни. Что значит, что с какого-то времени мы начинаем подозревать, что мир не един, а подобен матрешке, в которую вложено множество разных миров, а я волен выбирать, в каком из них жить.
А когда появляется необходимость в первом приспособлении?
Когда дите неразумное обретает смысл и становится ребенком. По всем народным понятиям это происходило, примерно, в два-три года. Именно тогда детей посвящали в пол. Мальчика сажали на седло, на меч или какое-нибудь сельскохозяйственное орудие, девочку на прялку, и им отстригали локон, который хранился потом всю жизнь. Считалось, что этим обрывается связь с тем миром, из которого ребенок пришел в наш, и теперь он стал человечком. Назывался этот обряд Постригом.
Что значит, стать человечком? С психологической точки зрения, это и раскрывается в выражении «обрести смысл», «стать осмысленным». Мазыки считали слово «смысл» родственным слову «мыслить», что действительно верно. Но родственным не в современном понимании. Сейчас под «понятием» мышление чаще всего понимают способность думать, то есть разум. В любом случае, современный человек, даже психолог, понятия «мышление» и «разум» не различает.
Мазыки же исходили из весьма внешнего допущения, читаемого в самом звучании слова «мыслить», но при этом, как ни странно, оказывались очень глубоки по сути: мыслить — это слить отдельных людей в мы. То есть создать из особей общество. Соответственно смысл — это то, что меня с мы сливает. Обретение смысла — это обретение способности осознавать себя частью общества и приводить в соответствие с этим свое поведение.
Иными словами, с мгновения обретения смысла человек перестает вести себя как природное существо, а начинает прислушиваться к требованиям общества и исполняет определенные правила поведения. Как определить, когда человечек начинает переходить в это состояние? В общем-то, по очень простой вещи, которую все мы проходили в собственной жизни: с мгновения, когда с тобой можно договориться, чтобы ты не хезался в постель, то есть не пачкал ее, а сдерживался и кричал о своем желании, требуя посадить тебя на горшок, ты считаешься обретшим смысл. Ты принял первый договор человека.
Как вы, наверное, понимаете, в том, что первоосновой всей нашей человечности оказывается Хезо, то есть, говоря простым народным языком, Говно, есть какой-то особый и большой смысл для понимания устройства всего человеческого общества. Но смысл скрытый и спрятанный, как и полагается со святынями, чтобы их не разрушили. Точно так же прячут все, что связано с деторождением, или матерной бранью. Так же прятали и тотемных предков.
К примеру, русские испытывают отвращение к поеданию конины, как мусульмане и евреи к поеданию свинины. Почему? Современное объяснение — эти животные «нечистые», поев их, ты теряешь обрядовую чистоту. Но точно так же делает тебя обрядово нечистым общение с умершими предками, которых ты горячо любишь и почитаешь. И которыми ты чураешься от нечистой силы, поскольку они до сих пор защищают твой род. Собственно говоря, их и зовут-то чуры.
Понятие обрядовой нечистоты очень сложно, и иногда оно связано с тем, что нечто действительно было «нечисто» уже в древности, а иногда как раз наоборот — оно было изначально священно, как конь для русских, почему его и запретили есть.
Вот так же и Хезо. Оно считается «нечистым», хотя дети этого совершенно не понимают и спокойно играют с какашками. Это значит, что для дитяти, как для существа естественного и еще не порвавшего связь с Тем миром, нечистоты в Хезо нет. Отсюда вывод: понятие о том, что Хезо «нечисто», искусственно и прививается обществом своим членам с целью. С какой? Очевидно то, что так мы отличаем человеков от существ другой природы, ибо видит в Хезо нечистоту, только человек. И, следовательно, требование видеть эту «нечистоту» есть первое требование культуры или общества, стремящегося выделиться из настоящего мира.
Вот так начинает закладываться первый образ мира, используемый для управления поведением людей. Как вы поняли, мира искусственного, матрешечно вложенного в образ действительного мира, в Материк. Назывался этот Образ мира Рымень.

Но прежде, чем перейти к рассказу о нем, надо напомнить еще о нескольких общих понятиях, без которых нам не разобраться в том, как творятся Используемые образы миров.
Во-первых, очень важно почувствовать разницу между понятиями «Образ мира» и «Мой Мир». Как вы видите, Образ мира — это нечто, что существует само по себе, можно сказать, просто отражение или представление, в создании которого ты не принимал даже участия. По крайней мере, как личность. Просто так получилось, что ты живешь в этом мире. Допускаю, что именно про это состояние Христос говорил: станьте как дети.
А вот Моим мир становится после того, как ты осознал себя собой, и начал его присваивать или осваивать.
Именно тогда и происходит отделение человека от природы, а чтобы оно было успешным, появляется необходимость закрепить это чувство выделенности и отделенности как путь, как способ жизни, а лучше, как способ видеть мир. Так рождается то, что мы называем Мировоззрением. Иначе — способ смотреть на мир определенным образом, скажем, как на принадлежащий мне, Мой мир. Именно мировоззрения творят матрешечные миры, выхватывая из всего настоящего мира те его части, которые я избираю считать своим миром.
Все используемые Образы миров по сути своей есть мировоззрения, а с тем и орудия управления поведением людей, объединяющихся в общество. Вот тут начинается разгул искажений и загрязнений, потому что эти орудия рождаются не из восприятия действительного мира, а через научение и требования общества, а значит, передаются как понятия, что всегда чревато непониманием.

Как я уже сказал, мазыки различали возрастные смены Образов мира, увязывая их с главными жизненными задачами человека. Это вполне естественно и соответствует требованию: век живи, век учись. Основные жизненные периоды, во время которых человек живет ради цели, соответствующей общим требованиям к его возрасту, назывались вежами. Каждой веже соответствует свое мировоззрение и свой Образ мира.
Мы меняем мировоззрения, меняя цели, которые ставим перед собой в жизни. С ними мы меняем и сами образы мира. При этом, с точки зрения способа создания, эти возрастные Образы или Мировоззрения, остаются теми же самыми, а точнее, сочетанием Осязаемого, Созерцаемого и Воображаемого образов мира. Но вот с точки зрения их использования, добавляются Маковки — то есть вершины, с которых мы избрали смотреть на мир, или правящие точки зрения, определяемые целями жизни. Вершина — это и есть цель, к которой я стремлюсь, и с которой я смотрю на мир.
Обретение новой цели становится вершиной, которую я хочу достигнуть. Это мгновенно определяет путь, каким я теперь пойду по жизни, и сразу же заставляет перестроить всю ткань Образа мира, из-за чего начинаешь видеть мир таким, каким тебе выгодно или нужно. Точнее, отсекает то, что будет помехой в достижении цели. Выражение: цель оправдывает средства, — как раз и описывает эту основу всех мировоззрений.
К примеру, цель хорошо и сыто выживать в современном научном мире отсекла у человечества способность видеть душу и духов, отсекла настолько, что мы теперь даже глядя на собственную ноющую от боли душу, лишь удивляемся и бежим к врачу за таблетками от нытья в груди…

При этом, надо учитывать, что ты осознано принимаешь решения о выборе целей, но смены мировоззрений происходят после этого почти непроизвольно, как нечто от человека независящее. Просто так случается… В действительности, так вкладывает общество и обычай в твое мышление. И так работает разум — стоит поставить ему задачу, как он начинает в ней совершенствоваться с такой скоростью, что ты даже не замечаешь его движений. И если задача — приспособиться к новым требованиям общества — ты оказываешься к ним приспособлен идеальным образом.
Лишь с определенным возрастом и ростом самоосознавания человек обретает силу творить свой образ мира таким, каким он сам избирает, выверяя каждую его черточку. И опять же разум безотказно помогает и в этом. Этому верному и могучему слуге совершенно все равно, что делать. Он честно служит тебе, так что в ответе за все, что происходило с тобой по жизни, все-таки ты сам. Избрав жить своим разумом, ты можешь избрать вернуться к тому образу мира, который соответствует не общественным целям и ценностям, а свидетельствам тела и органов чувств.
Такой образ мира, которому человек сам хозяин, который он целиком продумал и выстроил, назывался Мазень. Но в рамках этой книги я о нем рассказывать не буду.

Пока же достаточно будет повторить еще раз, что вот в этой части понятия Образа мира, которая связана с выживанием в обществе и обычаем, искажения накапливаются лавинообразно, и помехи жизни могут оказываться столь сильны, что жизнь просто уходит из нас, превращая в ходячих мертвяков. Так что проще всего начинать очищение именно с этого слоя сознания, хотя для этого необходимо понять, что такое мышление, потому что искажения Образа мира, накапливаясь, превращаются в него.
Впрочем, мышлению придется посвящать отдельный учебный курс. Пока — содержание сознания в самом общем виде.

Итак, что вливается в сознание ребенка следующим, за чувственно воспринимаемым Образом мира? То, что его окружает. То есть его дом. Образ мира, как Моего дома, как я уже сказал, назывался у Мазыков Рымень.
Собственно говоря, он и есть весь мой мир вначале. Это значит, что ты творишь свой Материк здесь же. Потом он расширяется до Моего двора, Моей улицы, Моей деревни или Моего села, Моего города и Моей страны. Эти расширения накладываются на Образ Материка как слои расширений, но Образ Моего дома из Образа Моего мира не рождается.
Чтобы изменения стали возможны, в сознании ребенка должны произойти изменения. Человечек должен избрать свернуть с основного пути, по которому развиваются живые существа, и уйти той тропой, что ведет из мира-природы в мир-общество.

Происходят эти изменения тогда, когда ребенок осознает, что живущие в доме — это его семья или родня. Вот тогда дом перестает осознаваться как образ мира, а становится образом семьи и домашнего уюта, то есть Образом Моего дома, Рымнем. А общество становится той угрозой, за которой теряются опасности настоящего мира, из-за чего утрачивается и необходимость его видеть. С потерей необходимости слабеют и органы восприятия.
Тогда для женщин дом превращается в гнездо, для мужчин — в берлогу, и для всех в хозяйство. И тогда же приходит потребность воплотить в доме то, что ты припоминаешь из жизни в ином мире. И ты начинаешь воплощать в нем Образ утерянного рая.
Как вы понимаете, это очень важное и качественное изменение. До тех пор, пока ты видишь свой дом как часть образа мира, ты точен настолько, насколько точны твои органы чувств. Но как только ты начинаешь видеть не его, а сквозь него или в нем, появляются возможности для искажений и загрязнения понятий. Это тем более очевидно, что Потерянный рай или Небеса — это место, где живут идеи, если вспомнить Платона. А значит, место идеальных образов, которые человеку просто не дано передавать без искажений.

Хотим мы того или не хотим, но с образом дома у нас связано бесконечное количество впечатлений, представлений и понятий. В сущности, это основа всего нашего поведения. Основная учеба человека проходит здесь и завершается до того, как он пойдет в школу или на работу. Кстати, это и слава богу, потому что ни одна школа неспособна учить, имея наглядным пособием образ Рая на земле. Или образ его отсутствия.
Поэтому все, что мы узнаем о мире людей в последующей жизни, мы лишь добавляем к образу Моего дома, и вместе с ним вкладываем в образ Моего мира. Здесь создается азбука, которой мы пишем книгу своей судьбы. Именно поэтому для самопознания так важны все исследования психологии и этнографии детства.
Думаю, не надо как-то особо объяснять, что слои сознания, относящиеся к Моему селу, городу и стране, являются лишь расширениями образа Моего дома как семьи и рода, с одной стороны, и как хозяйства и устроения, с другой. Соответственно, сюда же входит и понятие Мой народ. Изучению образа мира, как большой и все расширяющейся семьи, посвящен учебный курс Общественного или Свойского мышления. О нем особо.

А. Андреев 

Тэги: 

Похожие материалы