А. Шевцов

  • Очищение том 2

    Очищение том 2 А. Шевцов

    Книга продолжает серию «Школа самопознания», выпускаемую Академией Самопознания, и является вторым томом трехтомника «Очищение».
    Первый том был посвящен исследованию самого понятия очищение и того, что же мы очищаем в себе — организм, психику, тело, сознание? В основном, он был посвящен Сознанию. Второй том посвящен Душе.

    Оглавление: 

    СОДЕРЖАНИЕ
    Земную жизнь пройдя до половины................................................... 3
    Мир души................................................... 5
    КРУГ ПЕРВЫЙ.
    ПОВЕРХНОСТНЫЕ БЫТОВЫЕ
    ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ДУШЕ
    Введение...................................................... 9
    Глава 1. Самый первый слой понятия о душе................................................. 9
    Глава 2. Уточнения первого понятия................................................... 13
    Глава 3. Карта пути................................................... 14
    Глава 4. Стоит ли возиться со словарями?................................................... 19
    КРУГ ВТОРОЙ. ПРОСТОНАУЧНОЕ ПОНЯТИЕ ДУШИ
    [Простонаучное понятие души].................................................... 25
    Глава 1. Все врут календари.................................................... 27
    Глава 2. Общедоступная философия............................................................. 30
    Глава 3. Общедоступная теология и Научный атеизм.................................. 34
    Глава 4. Религиоведение............................................................................... 38
    КРУГ ТРЕТИЙ. НАУЧНОЕ ПОНЯТИЕ ДУШИ
    [Научное понятие души] ........................................... 45
    Глава 1. Психология души. Шабельников..................................................... 46
    Глава 2. Психология без души.......................................................... 51
    Глава 3. Начало бездушной психологии. Чернышевский.............................. 53
    Глава 4. Кому и как резать душу? Сеченов.................................................. 55
    Глава 5. Эмпирическая «Психология без души» Николая Ланге ................. 62
    Глава 6. Бесовские сумерки России............................................................. 67
    Глава 7. Рефлекс рефлексов вместо души. Выготский................................. 73
    Глава 8. Заключение Души в советской психологии..................................... 78
    Надежда Русской психологии в третьем круге...................................... 83
    Глава 1. Слово о душе. Волков................................................... 85
    Глава 2. Рациональный анализ души. Мазилов............................................. 90
    Глава 3. Духовный организм Владимира Зинченко....................................... 94
    КРУГ ЧЕТВЕРТЫЙ. НАУЧНАЯ И ДУХОВНАЯ ФИЛОСОФИЯ
    [Научная и духовная философия]................................................................. 105
    Слой первый. Философия светская и научная................................... 113
    Русский восемнадцатый век................................................................... 113
    Глава 1. Начало.................................................................. 113
    Глава 2. Просвещение................................................. 119
    Глава 3. Философические предложения Якова Козельского........................ 125
    Глава 4. О невещественности души Дмитрия Аничкова.............................. 129
    Глава 5. Наука о душе Ивана Кандорского................................................. 136
    Глава 6. Русское вольтерьянство. Василий Лёвшин.................................... 139
    Заключение души в XVIII веке.................................................................... 145
    Век девятнадцатый............................... ..................................... 147
    Глава 1. Мечтао философии. Чаадаев......................................................... 147
    Глава 2. Вопрос о душе — вопрос о сознании. Ушинский............................ 154
    Глава 3. Задачи науки о душе. Кавелин....................................................... 165
    Глава 4. Логика науки о душе. Владиславлев.............................................. 171
    Глава 5. Дух осуществившийся. Соловьев................................................... 177
    Глава 6. Мировая душа. С. Н. Трубецкой............................................... 183
    Глава 7. Субстанция души. Лопатин.................................................... 191
    Глава 8. Споры о душе .................................................................... 204
    Глава 9. Психическая энергия. Грот............................................................ 208
    Глава 10. Мозгидуша. Челпанов.................................................................. 219
    Глава 11. Дореволюционные словари........................................................... 225
    Глава 12. Душа человека. Франк......................................................... 229
    Слой второй. Русская религиозная философия................................. 235
    Глава 1. Рассуждение о безбожии. Прокопович.......................................... 237
    Глава 2. Узнай себя. Сковорода.................................................................. 239
    Глава 3. Вера и душа. Хомяков................................................................... 246
    Глава 4. Наука самопознания или психология. Карпов................................. 249
    Глава 5. Не сокрыть мыслей и чувствований. Голубинский........................ 256
    Глава 6. Светоносный образ. Авсенев......................................................... 266
    Глава 7. Вольф и русское вольфианство................................................ 273
    Глава 8. Происхождение души. Гогоцкий ................................................... 279
    Глава 9. Душа как идея. Юркевич....................................................... 284
    Глава 10. Сердце Юркевича............................................................... 290
    Глава 11. Рациональное доказательство бессмертия души. Кудрявцев-
    Платонов ....................................................................... 296
    Глава 12. Психия под формою сознания. Несмелов..................................... 300
    Глава 13. Завершение круга религиозной философии. Карсавин, Ильин .... 306
    КРУГ ПЯТЫЙ. ТЕОЛОГИЯ, ИЛИ БОГОСЛОВИЕ
    [Теология, или Богословие]........................................................... 311
    Слой первый. Внешний................................................................ 315
    Глава 1. Богословские словари ..................................................... 315
    Глава 2. Популярные издания............................................. 320
    Глава 3. Наукоподобное богословие. Ничипоров......................................... 323
    Глава 4. Христианская психотерапия. Невярович........................................ 327
    Глава 5. Православная психотерапия Митрополита Иерофея...................... 333
    Слой второй. Современное богословие....................................... 345
    Часть первая. Зарубежные православные богословы................ 345
    Глава 1. Случайно воплотившись. Каллист(Уэр)......................................... 346
    Глава 2. Душа после смерти. Серафим (Роуз)............................................. 353
    Глава 3. Неустрашимость души......................................................... 357
    Глава 4. Храни себя как рай. Николай Ким................................................. 366
    Глава 5. Второе поколение православной эмиграции. Мейендорф ............... 371
    Глава 6. Первое поколение эмигрантов. Зеньковский.................................. 375
    Глава 7. Мистическое богословие. Владимир Лосский............................... 380
    Часть вторая. Отечественные богословы.................................... 385
    Глава 1. Последний рыцарь. Александр Мень............................................. 385
    Глава 2. О духе, душе и теле. Войно-Ясенецкий.......................................... 388
    Глава 3. Основы искусства святости. Епископ Варнава.............................. 392
    Слой третий. Богословие прежней России......................................... 398
    Глава 1. Воспринятый огнь. Феофан Затворник........................................... 398
    Глава 2. Что есть духовная жизнь...................................................... 403
    Глава 3. Слово о человеке. Игнатий Брянчанинов....................................... 407
    Глава 4. Спор о вещественности души........................................................ 415
    Глава 5. Догматическое богословие. Митрополит Макарий........................ 421
    Глава 6. Состав человека...................................................... 427
    Заключение Богословия.................................................................... 430
    КРУГ ШЕСТОЙ. МИСТИКА
    Самое общее понятие о мистике............................................................. 435
    Слой первый. Русская мистика.................................. 437
    Глава 1. Правящее представление.......................................................... 440
    Глава 2. Уточнения. Тихоплавы................................................................... 445
    Глава 3. Контактерское пограничье ....................................................... 450
    Глава 4. Мистический постмодернизм. Гантимуров.................................... 452
    Глава 5. Научное пограничье. Искаков.............................................. 457
    Глава 6. Сколько весит душа................................................................ 464
    Слой второй. Американская мистика................ 467
    Глава 1. Великие шестидесятники............................................................... 468
    Глава 2. Смерть и умирание. Кюблер-Росс................................................. 473
    Глава 3. Жизнь после жизни. Моуди............................................................ 476
    Глава 4. Путешествия души. Ньютон..................................................... 483
    Глава 5. Мир Душ............................................................................. 487
    Глава 6. Учеба и самопознание............................................................... 495
    Глава 7. Что-то тут не так! Кэннон.............................................................. 499
    Глава 8. Путешествия вне тела. Монро..................................................... 503
    УРОКИ ОЧИЩЕНИЯ
    [Уроки очищения]............................................................................... 511
    Глава 1. Исходное мировоззрение Монро.................................................... 511
    Глава 2. Иное Мировоззрение! ............................................................ 518
    Глава 3. Секс и энергия................................................................ 521
    Глава 4. Два мозга Боба Монро............................................................ 526
    ВЫВОДЫ
    [Выводы]........................................................................ 533
    Заключение...................................................................................... 538
    УКАЗАТЕЛИ:
    Именной указатель....................................................................... 539
    Предметный указатель.............................................................. 544
    Список литературы................................................................. 563

    Содержание (выборочные главы): 

    Введение
    Что знает о душе современный русский человек, например, я?
    Душа — это либо маленький духовный человечек, живущий где-то в моей груди, либо «комплекс психических проявлений», включающий в себя чувства, переживания, может быть, мысли.
    Откуда я это знаю? Да из двух, от силы трех источников. Конечно, Цер¬ковь, Христианство оставили во мне свой образ души. Затем поработала Наука. Но если приглядеться, то раньше этого и сквозь это проглядывают какие-то неясные представления, перешедшие ко мне вместе с языком. Это народное понятие о душе. На него тоже напластовались и Наука, и Религия. Но оно все равно отличается от их представлений. Как отличается, без исследования и не скажешь.
    Для того, чтобы эти древние представления ожили в нашем сознании, я воспользуюсь самым простым и в силу этого всем доступным приемом. Я выпишу определения души из всех доступных мне словарей. Естественно, из словарей обычного языка, которые называются толковыми. То есть рас¬толковывающими значения слов. С этим искусством растолковывания, ко¬нечно, придется помучиться, но что делать?!
    Это даст мне самое общее описание понятия «душа». Очень неточное, очень приблизительное и нуждающееся в толкованиях. Но оно позволит мне подойти к особым понятиям души, имеющимся у различных душеведов, а от них пойти вглубь исторических эпох. Мне очень хочется добраться до самого исходного понятия, из которого развивались все те, которыми мы пользуемся сегодня.
    Глава 1. Самый первый слой понятия о душе
    Общее понятие души у человека имеется просто потому, что оно входит в нас вместе с мышлением и речью. Но если кто-то задумает его осознать и попробует задаться вопросом: а что такое душа? — он налетит на то, что это общее понятие слишком сложно. Лучше даже сказать, что он ощутит, что оно сложено из слишком большого количества образов и вроде бы случай¬ных слов и представлений. Наше собственное общее понятие души нам не по зубам, хотя и естественно для нас, как воздух.
    Вот если этот первый порыв свершился, и человек не сдался, то он, скорее всего, попытается разобраться в собственных представлениях разум¬но. И первое, что придет ему на ум, — для начала взглянуть в словари. В какие? Самым доступным и распространенным является сейчас в России «Толковый словарь русского языка» Ожегова и Шведовой. Это значит, что он очень сильно влияет на обиходную русскую речь, но в еще большей мере творит наше мышление. Что же знает русский человек о душе благодаря этому словарю?

    Круг первый. Поверхностные бытовые представления о душе
    «Душа. 1. Внутренний, психический мир человека, его сознание. Предан душой и телом кому-н. Радостно на душе. Мне это не по душе (не нравится; разг.). Вложить душу в дело, в работу (отдаться целиком). В чем д. держится (о хилом, больном человеке; разг.). Д. не лежит к кому-чему-н. (нет располо¬жения, интереса к кому-чему-н.). Д. не принимает чего-н. (не хочется; разг.). Д. меру знает (о нежелании съесть или выпить лишнее; разг.). Д. радуется (очень радостно, приятно; разг.). Д. в пятки ушла (испугался; разг.). От (всей) души или всей душой (искренне). Жить д. в душу (дружно, в согласии). Стоять над душой у кого-н. (неотступно находиться около кого-н., торопя и мешая заниматься делом; разг.). Залезать (влезать) в душу кому-н. (бестактно вме¬шиваться в чью-н. жизнь, добиваясь откровенности). Сколько душе угодно (сколько угодно, вдоволь; разг.). Ни душой ни телом не виноват (нисколько не виноват; разг.). Отвести душу (высказать все, что накопилось на душе; разг.). На душу брать что-н. (на свою совесть; разг.). За душу берет что-н. (очень волнует, трогает). За душу тянуть кого-н. (мучить, изводить; разг.). Душу вытянуть из кого-н. (измучить чем-н. нудным, томительным; разг.). Д. нараспашку у кого-н. (о том, кто всегда открыт, откровенен, чистосердечен; разг.). Д. не на месте или д. болит (беспокойно; разг.). Отдать богу душу (умереть; устар.). Д. с телом расстается (смерть пришла; разг.). О душе пора подумать (довольно думать о житейской суете: дело идет к старости, скоро умирать; разг.).
    2. То или иное свойство характера, а также человек с теми или иными
    свойствами. Добрая д. Низкая д.
    3. В религиозных представлениях: сверхъестественное, нематериальное
    бессмертное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти. Бес¬
    смертная д. Думать о спасении души. Души умерших.
    4. перен., чего. Вдохновитель чего-н., главное лицо. Д. всего дела. Д. обще¬
    ства.
    5. О человеке (обычно в устойчивых сочетаниях). В доме ни души. Живой
    души нет (никого нет; разг.). На душу приходится, досталось (на одного чело¬
    века).
    6. В царской России: крепостной крестьянин, а также вообще человек,
    относящийся к податному сословию. Ревизская д. Мертвые души (умершие
    крепостные, также перен.: о людях фиктивно числящихся где-н.).
    Душу тянуть (вытягивать, мотать) из кого (прост.) — мучить чем-н. надо¬едливым, томительным.
    Души не чаять в ком (разг.) — очень любить. Души не чаять в детях.
    Душа моя! (разг.) — в обращении: милый (-ая).
    Душа-человек (разг.) — очень хороший, отзывчивый человек.
    Без души — без воодушевления, без подъема.
    С душой — отдаваясь целиком, с вдохновением.
    В душе — 1) мысленно, про себя. В душе согласен; 2) по природным склонностям. Поэт в душе.
    Для души (разг.) — для себя, для удовлетворения своих склонностей, интересов.
    По душе (разг.) — нравится. Работа ему по душе.
    10

    Глава 1. Самый первый слой понятия о душе
    За душой нет ничего у кого— ничего нет у кого-н.
    По душам (говорить, беседовать) — откровенно.
    С дорогой душой (разг.) — очень охотно.
    За милую душу (разг.) — легко, без усилий.
    Как бог на душу положит (разг.) — как придется, кое-как.
    С души воротит от чего (прост.) — о чувстве отвращения».
    Если приглядеться, то это определение, во-первых, состоит из несколь¬ких различных по качеству частей, а во-вторых, и вообще не определение. Начну с частей. Очевидно, что словарь не знает, что такое душа, и поэтому приводит любые высказывания о душе, что подвернулись авторам под руку. В итоге изрядная часть словарной статьи о душе составляют речевые обороты со словом душа.
    Их надо выделить и бережно собрать в одном месте, потому что они-то и есть самое ценное, что создано не только словарем, но и самим народом. В сущности, это не высказывания, а наблюдения, отразившиеся в речи. И велись они века, если не тысячелетия. Я их все выделил жирным шрифтом, и буду так же выделять при рассказе обо всех других словарях.
    Вторая часть статьи — это попытки авторов высказать что-то о душе. Я их выпишу отдельно. Но выпишу в определенном порядке, который позволит увидеть, что и они состоят из нескольких слоев. Это очевидно, если к ним присмотреться. Например, два следующих высказывания взаимозависимы:
    5. О человеке (обычно в устойчивых сочетаниях). В доме ни души. Живой
    души нет (никого нет; разг.). На душу приходится, досталось (на одного чело¬
    века).
    6. В царской России: крепостной крестьянин, а также вообще человек,
    относящийся к податному сословию. Ревизская д. Мертвые души (умершие
    крепостные, также перен.: о людях фиктивно числящихся где-н.
    Последнее явно вытекает из первого. Если человека видеть живой ду¬шой, то и перепись народа можно вести по количеству живых людей — живых душ. Значит, последнее высказывание словаря не имеет никакого от¬ношения к определению понятия души, но оно им пользуется, заимствуя из первого.
    Однако и первое тоже не есть определение, оно тоже вторично. Для того, чтобы «в царской России» человека назвали душой, должно было уже существовать понятие о душе человека, а значит, словарь должен был сде¬лать пометку: вторичные значения слова душа. Почему он ее не делает? По¬тому что тогда ему бы пришлось дать и исходное определение этого понятия. А вот этого он делать не хотел, и не хотел по причинам либо недоумия, либо подлости авторов, избравших не ссориться с правящей в нашем мире естественной Наукой, которая души не признает.
    Это, если быть внимательным, сквозит уже в гадковатом выражении «в царской России». Что-то есть в нем от ненависти победившего хама к Вели¬кой белой империи. Для языковеда, для историка языка это выражение, можно сказать, недопустимое. Не было для языка царской России, сменив¬шейся Советской властью. Язык жил и развивался, а вокруг менялись эпохи
    11

    Круг первый. Поверхностные бытовые представления о душе
    и формы власти. Но их для него не было, а была длительность бытования, культура и скорость восприятия новых веяний. В общем, не языковед это сказал, а политик, и политик подлый, советский, для которого жизнь есть только по эту сторону революции. А по ту — сплошная царская Россия.
    И это не только в этом высказывании. Приглядитесь к трем первым определениям:
    Внутренний, психический мир человека, его сознание.
    То или иное свойство характера, а также человек с теми или иными свой¬ствами.
    В религиозных представлениях: сверхъестественное, нематериальное бес¬смертное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти.
    Два первых — это заимствования из науки. Первое можно считать фило¬софским, второе — психологическим. И оба они естественнонаучные. Но если мы ищем исходное понятие души, эти не подойдут, потому что они слишком молоды. Им, дай бог, пара веков. На самом деле второму всего сотня. Как они могли быть исходными для тех понятий, которыми пользова¬лись люди в «царской России»?
    Это заведомый подлог. Вместо исходного понятия нам подсунули науч¬ное, к тому же очень плохого качества. С точки зрения психологии душа вполне может быть сознанием или психикой, но с точки зрения языка это недопустимая подмена. На то язык и хранит два слова, чтобы языковеды их различали и видели за ними два различных понятия. Не может для настояще¬го ученого, изучающего язык, душа быть сознанием. Если только он не задал¬ся целью пропагандировать естествознание.
    Как раз языковед-то и должен бы сопротивляться этой подмене. Ведь язык и скрытое за ним мышление народа — это последний оплот изгнанной из мира души. Но среди определений нет ни одного, которое передавало бы народное представление о душе. Даже слова о религиозных представлениях не то. Это все-таки не народные и, уж тем более, не чисто языковые пред¬ставления, с которых и стоило бы начать.
    Но слов о народных представлениях нет. Их вырезали, будто отстригли корень современного русского разговорного языка. Случайность ли это? Вряд ли. Не скажу: злой умысел, но то, что это современная научная культура, определенно. Что же делать?
    Продолжить исследование, больше ничего не остается.
    И первое, что я сделаю, — очищу свое сознание от зависимости от подобных словарей. Очищу одним простым наблюдением. Словари, вроде этого, не дают определения души, они лишь собирают и пересказывают мнения других людей об этом предмете. То, что душа — это сознание, есть мнение. К тому же, неизвестно чьё. И было бы желательно, чтобы словари называли источники, из которых заимствуют подобные высказывания. Ина¬че это все выглядит уж больно выспренно, будто вещание от имени самой Истины.
    И то, что душа — это характер, тоже мнение. Мы еще можем встретить¬ся с ними впоследствии, если заглянем в Науку поглубже. Это Наука отказа¬лась говорить о душе, но не захотела придумать иное слово и просто вложи-
    12

    Глава 2. Уточнения первого понятия
    ла в старое имя свое содержание. Содержание, естественно, надуманное, и потому неестественное для древнего слова. Но ей так удобно вести исследо¬вания частных явлений, не отвлекаясь на сравнения с действительностью.
    А вот то, что душа — это сверхъестественное, нематериальное бессмерт¬ное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти, пожалуй, бесспорно, самое древнее представление из всех приведенных. И в силу это¬го, оно, очевидно, исходное или приближающееся к исходному.
    Все остальные «определения» либо вытекают из этого, либо спорят с ним, доказывая, что народ ничего не понимал, когда придумывал такие глупости, как душа, дух, духи... Оно, конечно, далеко не полное определе¬ние, потому что не покрывает тех черт души, которые явственно проступа¬ют сквозь приведенные в словаре народные речения. Но если их совместить, будет ясно, как народ представлял себе душу. По крайней мере, это можно считать условной сердцевиной русского народного понятия души.
    Я называю его сердцевиной, да еще и условной, потому что боюсь оши¬биться. Приглядитесь к еще одному определению, которое, в сущности, есть лишь пересказ своими словами нескольких народных речений:
    Вдохновитель чего-нибудь, главное лицо. Душа всего дела. Душа обще¬ства.
    С точки зрения языковедения, сказать, что душа — это вдохновитель, это плохое, слабое определение, потому что вдохновитель и есть тот, кто вдыхает в человека дух и душу. Это как бы определение через само себя. Но зато оно очень хорошо, если я собрался разобраться и понять, что такое душа. Душа — это не главное лицо, это нечто главное в обществе или сооб¬ществе, что проявляется через главное лицо. А уж если быть точным, то именно его душа, потому что сообщество можно рассматривать как большое живое существо. И значит, душа — это главное во мне. Это источник жизни и движения для меня и для любого дела.
    Эти значения очевидны, но даже такое крошечное подглядывание в по¬нятие души через наш язык тут же показывает, что любое простое и корот¬кое определение, вроде того условно исходного, будет поверхностно и не¬достаточно.
    Таким образом, душа — это сверхъестественное, нематериальное бес¬смертное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти. Но это¬го так мало для понимания себя! Наверное, потому, что слишком просто.

    Тэги книги: 
    Авторы: 
  • Очищение том 1

    Очищение том  Шевцов

    ПРЕДИСЛОВИЕ
    В своей предыдущей книге — «Введение в самопознание» — я довольно уверенно вывел дорожку, которой намерен идти в своем самопознании и в построении школы самопознания для желающих идти со мной.

    Оглавление: 

    СОДЕРЖАНИЕ
    Дорога Домой................................. 3
    Предисловие................................... 9
    Наука и научная революция................................. 10
    Война богов.................................. 14
    Титаномахия.................................. 17
    ИСХОДНОЕ
    Глава 1. Философские сложности очищения..................................... 23
    Глава 2. Несколько слов о прикладниках очищения......................... 30
    Глава 3. Медицина.......................................... 35
    Глава 4. О методе исследования божественных сущностей ....................... 42
    Глава 5. Божественные помощницы — Гигиена и Санитария....................... 45
    Выводы. В сторону все лишнее!................................................................... 51
    ОСНОВНОЕ: что чистим?
    МОРЕ ОРГАНИЗМА........................................................... 55
    Глава 1. Организация или творение? ........................................................... 57
    Глава 2. Человек-машина............................................................................. 60
    Глава 3. Врачи и физиологи о происхождении жизни.................................... 64
    Глава 4. Евангелие от физиолога.................................................................. 67
    Глава 5. Физиология и страх смерти............................................................. 69
    Глава 6. Долг интеллигенции перед Россией................................................ 71
    Глава 7. Что же такое очищение организма?............................................... 74
    Выводы: очищение от организма.................................................................. 76
    МОРЕ ПСИХИКИ............................................................... 77
    Слой 1. Психика медицинская............................................ 79
    Глава 1. Организм + психика = человек?...................................................... 79
    Глава 2. Медицинское очищение психики. Психиатрия................................ 79
    Глава 3. Предмет психиатрии. Психическое без психики............................. 85
    Глава 4. Кречмер. Психология без души .................................................... 90
    Выводы: Медицина о психике не знает......................................................... 94
    Слой 2. Психика психологическая...................................... 96
    Глава 1. Что же такое психика?................................................................... 96
    Глава 2. Поиск иной психики....................................................................... 102
    Глава 3. Психика диалектико-материалистическая.................................... 105
    Глава 4. Психика в современных словарях................................................. 108
    Глава 5. Психика в словарях нового толка.................................................. 116
    Выводы: Психика психологическая есть работа нервной системы............. 122
    МОРЕ ТЕЛА........................................................................ 125
    Слой 1. Есть ли тело в телесноориентированной терапии?... 127
    Глава 1. Метод Александера...................................................................... 127
    Глава 2. Ктелу через организм. Райх.......................................................... 133
    Глава 3. Биоэнергетика и телесноориентированная терапия. Лоуэн............. 141
    Глава 4. Прикладная наука.......................................................................... 150
    Слой 2. Госпожа Механическая Физиология не сдается. 153
    Глава 1. Метафизика физиологии. Карманов............................................... 153
    Глава 2. Человека за телом не видать........................................................ 157
    Глава 3. Я живу в этом волшебном месте по имени тело........................... 160
    Глава 4. Тело и сознание............................................................................. 162
    Глава 5. Трудно рассмотреть тело за человеком........................................ 167
    Выводы: Метафизика Физиологии может стать и философией.................... 170
    Слой 3. Философия тела.................................................... 171
    Глава 1 и последняя. Сумерки смыслов.
    Философия тела Нанси и Подороги ........................................................ 171
    Слой 4. Пробуждающаяся телесная наука........................ 175
    Глава 1. Психология телесности Тхостова.................................................. 175
    Глава 2. Допустим, я собрался писать тело................................................ 178
    Глава 3. Где это, внутри чего я?................................................................. 186
    Выводы и заключения: тело — страна неведомая...................................... 193
    МОРЕ СОЗНАНИЯ........................................................... 195
    Слой 1. Бытовое понимание сознания.................................... 197
    Глава 1. Современные словари русского языка.......................................... 198
    Глава 2. История сознания.......................................................................... 205
    Глава 3. Сознание на слуху......................................................................... 211
    Слой 2. Сознание в психологии........................................ 215
    Введение: психика и сознание.......................... 215

    Часть 1. Общедоступная американская психология.................. 218
    Глава 1. Прагматическая психология.......................................................... 218
    Глава 2. История американского понимания сознания................................. 225
    Глава 3. Американский психоанализ. Ролло Мэй......................................... 233
    Глава 4. Когнитивная психология. У. Найссер ........................................... 239
    Глава 5. Гуманистическая и трансперсональная психологии.
    Маслоу, Роджерс.................................................................................... 246
    Глава 6. Трансперсональная психология. Гроф............................................ 252
    Выводы: Сознание — это сознавать............................................................ 257
    Часть 2. Общедоступная советская психология......................... 257
    Глава 1. Определения.................................................................................. 258
    Глава 2. Марксистское сознание ................................................................ 261
    Глава 3. Ленинское сознание....................................................................... 271
    Глава 4. Король Лир психологии.................................................................. 279
    Глава 5. Новая русская общедоступная психология.................................... 286
    Слои философии.............................................................. 295
    Слой 1. Общая философия................................................................... 295
    Глава 1. Философия. Что это? .................................................................... 295
    Глава 2. Мудрость или философия? ............................................................ 298
    Глава 3. Профессиональная философия....................................................... 302
    Слой 2. Советская философия о сознании......................................... 306
    Глава 1. Диалектический материализм ...................................................... 306
    Глава 2. Сознание и образы в Диамате....................................................... 313
    Глава 3. Новорусский Диамат..................................................................... 317
    Глава 4. Новая русская философия............................................................. 325
    Глава 5. Новые философские словари в России.......................................... 334
    Слой 3. Общедоступная современная западная философия .. 339
    Часть 1. Аналитическая философия............................................... 347
    Глава 1. Вернуть царице престол...... ,........................................................ 347
    Глава 2. Сознание в переводах аналитической философии.......................... 352
    Глава 3. Сознание аналитической философии.............................................. 357
    Часть 2. Общедоступная континентальная философия........... 366
    Глава 1. Феноменология Гуссерля............................................................... 366
    Глава 2. Как явления сознания превращаются в феномены......................... 371
    Глава 3. Сознание и его очищение в феноменологии................................... 379
    Глава 4. Феноменологическое движение и вырастающие из него философии..... 384
    Глава 5. Экзистенциализм........................................................................... 389
    Глава 6. Серен Кьеркегор и прозрения поэта............................................... 392
    Глава 7. Психопатология Ясперса............................................................... 395
    Глава 8. Герменевтика. Гадамер................................................................ 402
    Глава 9. Философия языка и языковое сознание......................................... 410
    Часть 3. Междисциплинарные исследования............................... 417
    Выводы неутешительны............................................................................. 422
    Слой 4. Ранняя Метафизика сознания................................................ 424
    Глава 1. Декарт........................................................................................... 427
    Глава 2. Основной вопрос Декарта............................................................. 434
    Глава 3. Сознание Декарта......................................................................... 440
    Глава 4. Мыслящая субстанция.................................................................. 443
    Глава 5. Джон Локк..................................................................................... 448
    Глава 6. Лейбниц......................................................................................... 452
    Глава 7. Кант. Чистое сознание.................................................................. 458
    Глава 8. Фихте. Чистое самосознание........................................................ 465
    Глава 9. Гегель. Сознание как отношение и созерцание ............................. 472
    Глава 10. Гумбольдт. Языковое сознание................................................... 478
    Выводы: Ранняя метафизика сознания — это философия разума................ 482
    Слой 5. Война с метафизикой — Война Богов................................. 484
    Глава 1. Положительная философия Конта ................................................ 488
    Глава 2. Истоки материализма. Антицерковный материализм XVIII в.
    Ламеттри ............................................................................................... 490
    Глава 3. Воинствующий материализм. Энгельс.......................................... 496
    Глава 4. Воинствующий Идеализм.............................................................. 503
    Глава 5. Вульгарный материализм середины XIX века.
    Бюхнерово очищение сознания............................................................... 507
    Глава 6. Естественнонаучное понимание сознания по Бюхнеру.................. 513
    Выводы: Позитивизм и Материализм не добили Метафизику..................... 519
    Слой 6. Основания психологической Метафизики.
    Ассоцианизм — скелет в шкафу..................................................... 520
    Глава 1. Ассоциативная психология............................................................ 521
    Глава 2. Научная ассоциативная психология. Джеймс Милль.................... 523
    Глава 3. Позитивистская ассоциативная психология.
    Джон Стюарт Милль.............................................................................. 529
    Глава 4. Естественнонаучная ассоциативная психология. Бэн.................... 533
    Глава 5. Эволюционная ассоциативная психология. Спенсер...................... 538
    Слой 7. Психологическая метафизика............................................... 548
    Глава 1. Рождение научной Психологии. Вундт.......................................... 548
    Глава 2 Вундтовская психология сознания.................................................. 555
    Глава 3. Случайная психология сознания.................................................... 561
    Глава 4. Сознание Кюльпе.......................................................................... 563
    Глава 5. Интенциональность сознания. Брентано ....................................... 575
    Глава 6. Описательная психология Дильтея................................................ 582
    Глава 7. Философия жизни Бергсона........................................................... 590
    Глава 8. Поток сознания Джеймса.............................................................. 595
    Глава 9. Джеймс: существует ли сознание? ............................................... 603
    Глава 10. Завершение философии сознания. Титченер................................ 607
    Выводы: Бедная, бедная Офелия ............................................................... 610
    Слой 8. Новая русская философия сознания.................................... 611
    Глава 1. Введение в философию. Карпов.................................................... 611
    Глава 2. Сознание — свет........................................................................... 617
    Глава 3. Задачи философии. Кавелин.......................................................... 623
    Глава 4. Теоретическая философия. Соловьев............................................ 629
    Глава 5. О природе человеческого сознания. Князь Трубецкой.................. 638
    Глава 6. Соборность сознания..................................................................... 645
    Глава 7. Явление и сущность в жизни сознания. Лопатин .......................... 653
    Глава 8. Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция.
    Лосский................................................................................................... 661
    Глава 9. Предмет знания. Франк................................................................. 664
    Глава 10. Сознание и его собственник. Шпет.............................................. 671
    Глава 11. Сознание как целое. Аскольдов................................................... 675
    Выводы: О русской школе философствования............................................ 681
    Слой 9. Новая русская философия сознания.................................... 688
    Часть 1. Советское наследие........................................................... 688
    Глава 1. Советская психофилософия сознания. Выготский,
    Лурия, Леонтьев..................................................................................... 689
    Глава 2. Иное сознание советской поры. Лефевр, Налимов........................ 699
    Глава 3. Новая старая проблема сознания.................................................. 706
    Глава 4. Новая русская наука о сознании. Мамардашвили, Зинченко ........ 709
    Глава 5. Мамардашвили. Анализ сознания в работах Маркса.................... 716
    Глава 6. Сознание: опыт междисциплинарного подхода.
    Велихов, Зинченко, Лекторский.............................................................. 726
    Часть 2. Новая Россия........................................................................ 731
    Глава 1. Рубеж тысячелетий....................................................................... 731
    Глава 2. Эволюция и сознание. Ирина Бескова........................................... 736
    Заключение. Свидетели Большого взрыва.................................................. 742
    Прибрежные воды. Иные и измененные состояния
    сознания.............................................................................................. 744
    Глава 1. Измененные состояния сознания (ИСС)....................................... 745
    Глава 2. Научное понятие измененного состояния сознания (ИСС) ........... 750
    Глава 3. Наши американские учителя. Истоки........................................... 753
    Глава 4. Развитие научного понятия об Измененных состояниях
    сознания.................................................................................................. 755
    Глава 5. Последние десять лет................................................................... 759
    Глава 6. Духовная физика............................................................................ 763
    Глава 7. Квантово-полевая теория сознания............................................... 772
    Глава 8. Последняя капля науки................................................................. 776
    Глава 9. На берегу. Воздушная пена мистического сознания..................... 780
    Выводы: Воздушные замки милее фундаментальности.............................. 788
    На берегу этнографии........................................................................... 789
    Мазыки .................................................................................................... 789
    Глава 1. Сознание можно и ощутить и даже пощупать. Степаныч.............. 790
    Глава 2. Сознание — это среда. Накат....................................................... 795
    Глава 3. Наука думать. Дядька.................................................................. 898
    Глава 4. Кресение и Космы. Степаныч....................................................... 801
    Заключение................................................................................................. 804
    ИТОГИ
    Печальный вывод: эта книга была не нужна!.............................................. 807
    Мозг и сознание. Искорка надежды............................................................ 811
    Дела Богов.................................................................................................. 814
    Моей Богине................................................................................................ 816
    УКАЗАТЕЛИ:
    Именной указатель................................................................................. 820
    Предметный указатель.......................................................................... 826
    Список литературы...................................................................................... 836

    Содержание (выборочные главы): 

    Глава 3. Наука думать. Дядька
    Следующий дед по прозвищу Дядька, к которому я попал после ухода Степаныча, то есть в 1986 году, в первый же день сказал мне:
    — Знаешь, у Суворова была наука побеждать?
    Конечно, я знал. Хотя, честно признаюсь, до сих пор не нашел, что говорил сам Суворов, все только чьи-то пересказы.
    — Ас чего она начинается? С Науки думать! Победу надо готовить,
    а чтобы ее подготовить, надо подумать, — важно завершил он. — Будем изу¬
    чать Науку думать.
    Я внутренне засмеялся, такой напыщенной показалась мне эта тирада, да еще в устах толстого деревенского старика. К тому же я тут же вспомнил доставшиеся мне от собственного деда — бывшего уездного писаря — запис¬ки. Две амбарные книги фантазий об истории Руси, которые я, как историк по образованию, без смеха не мог читать. И даже стыдился. Наверное, будет что-то подобное и с деревенской наукой думать, — решил я, — и пригото¬вился терпеть скучную и пошлую болтовню.
    Терпеть мне пришлось целых два года. Причем, в отличие от Степаныча и даже Похани, Дядька любил объяснять и был разговорчив, как деревен¬ский Сократ. И говорил он так, что у меня дух захватывало.
    Я, было, попытался тайком его записывать на диктофон, чтобы ничего не упустить, поскольку в открытую никто из них не разрешал ни записы¬вать, ни снимать. Но пока у меня работал во внутреннем кармане диктофон, Дядька поил меня чаем и болтал о разной чепухе, а как только пленка заканчивалась, вскоре снова приступал к учебе.
    Я долго не мог понять, как это он чует, и даже сдался и перестал брать диктофон с собой раньше, чем понял. Надоело тратить часы на то, чтобы пережидать, пока он не начнет работать. И лишь через несколько месяцев, глубже поняв Науку думать, я вдруг прозрением сообразил, что ему тоже не нравилось пережидать, пока не начну работать я!
    Ведь мое сознание откровенно было занято не тем, что я впитывал учебу, а тем, что я следил за диктофоном и еще делал все, чтобы Дядька не заметил, что я его записываю, нарушая договор. Иначе говоря, пока я тай¬ком писал, я не учился. И он, видя это, не учил, поскольку ни он и никто из этих старых мазыков вообще не тратили ни мгновения на пустые разговоры. Они либо передавали какой-то дар из сознания в сознание, либо наслажда¬лись жизнью.
    798

    Глава 3. Наука думать. Дядька
    Кстати, именно тогда Дядька показывал мне, что такое открытость и закрытость сознания, что я не связал сразу с собственным состоянием. Хотя при этом был очень уверен, что уж думать меня в деревне не научат. Все-таки я человек образованный, да и поумнее других буду!..
    Очень немногие из современных умных и образованных людей знают, что такое думать, даже в самом общем виде, на уровне ответа: думать — это решать задачи выживания. Еще меньше людей могут рассмотреть, что любые задачи, которые мы решаем в жизни — это задачи выживания. А дети в школе, решая математические задачи, не решают математические задачи, а делают все, чтобы выжить. Ну, а когда они «увлекаются» математикой, ре¬шив стать математиками, это означает, что они избрали решить всю свою жизнь с помощью орудия выживания, называемого математическое сооб¬щество.
    Но это психологический уровень понимания того, что мы называем думать. А Дядька рассказывал об этом глубже. Он просто видел сознание целиком и все его содержания в отдельности. Он видел отдельные образы и мог на них воздействовать, прямо прикасаясь к ним руками. Хотя, руками он, конечно, прикасался лишь для наглядности.
    Сразу хочу снять излишнее недоверие, сказав, что многие из его работ я повторял на семинарах по русской этнопсихологии и они доступны в ви¬деоматериалах и в Училище русской народной культуры, и в Академии Са¬мопознания, где Наука думать сейчас преподается.
    Но чтобы не поверить, а понять, как это делается и что это такое, нужен рассказ поподробнее. В предыдущих главах я записал свои воспомина¬ния о том, как мне дали почувствовать, что сознание — это, условно говоря, тонкоматериальная среда, поле, как говорят современные физики. А также то, что на сознание можно воздействовать, будто на некую разлитую в про¬странстве жидкость. Думаю, что изрядная часть народного колдовства, а именно, всякие виды чародейства и морока, то есть очаровывание и обмора-чивание, использовали именно это качество сознания. Во всяком случае, я собрал немало материалов, подтверждающих это. Но это использование. А у мазыков была, можно сказать, собственная наука или теория сознания. Имен¬но ее-то и раскрывал Дядька в своей Науке думать.
    Как я уже сказал, мазыки не только видели и ощущали сознание, но также видели они и его содержания. Считалось, что человек не только имеет различные содержания — образа, — но и орудия управления ими. Эти ору¬дия назывались составом или устройством сознания. Хотя словом «состав» чаще обозначали устройство, имеющее наполнение, то есть вместе с содер¬жанием. А когда речь шла только об устройстве, то содержание как бы не учитывалось. Все устройство делилось на то, что создает образы из впечатле¬ний, на то, что их хранит, то есть память, и на то, что обеспечивает работу Разума. Не буду рассказывать всего, этому придет время, когда я буду писать о Науке думать. Расскажу только о том орудии, которое обеспечивает думание.
    Оно называется Мережкой и находится в точности там, где на христи¬анских иконах рисуют нимб у святых. Более того, Дядька, объясняя устрой-
    799

    Основное— Море сознания— На берегу этнографии
    ство Мережки, брал икону с изображением Николая Угодника по грудь. Нимб у него был большим, и было очень хорошо видно, что в него крестом вписаны две параллельные линии, делящие весь круг на 9 клеток.
    Срединная приходилась на лицо и была не прорисована как квадрат. И Дядька сказал, что она круглая, как глаз, и называется Око или Оконце. Через него мы и смотрим в мир. Верхняя клетка, надо лбом, называлась Чело. Две боковые рядом с ней — Виски. Две средние — Щеки. Про две под ними Дядька, прикасаясь к моему лицу, сказал так:
    — Вот здесь у тебя бачки. Вот эти бачки вместе с горлом называются
    Подпол. Но Пол ниже— вот эта нижняя ячейка. А боковые— это Под.
    Под — это кирпичное дно русской печи, на котором лежат дрова и горит огонь. А пол — это половые части.
    — Поэтому, — добавил он, — на иконах этой части нимба и нет. Свя¬
    тым о поле думать не полагалось. А ты, если только задумаешься о том, что
    в этой ячейке, то сразу и провалишься к своим половым делам. В ней все, что
    у тебя связано с полом.
    Устройство Мережки таково, что все мысли о мире, а они — образы, поступают из памяти в одну из ее ячей, затем передаются в Чело, а оттуда спускаются в Око, как на рабочий стол. Тогда мы с их помощью «думаем», то есть глядим на мир определенным образом: либо узнавая нечто, либо зная, как надо действовать. Все мысли распределяются по ячеям Мережки относительно равномерно, хотя у ячей и есть некоторая приспособленность к обработке определенных видов мыслей — как у нижней, например. Но когда недодуманных мыслей становится много, они собираются в ячеях в очереди и оттуда пропихиваются в чело, чтобы поступить на обдумывание, и быстро уходят. Но если человек пытается удержать какую-то мысль усили¬ем, то лоб у него непроизвольно морщится. Именно про этот случай и гово¬рится, что у него на челе отражается мысль.
    Когда я впервые увидел эту картину, то непроизвольно рассмеялся, потому что уж больно эта работа Чела напоминала слайд проектор, опуска¬ющий слайды в окошечко, через которое на них льется свет.
    — О чем это ты? — Спросил меня Дядька вполне доброжелательно.
    Я какое-то мгновение колебался, а потом махнул рукой на то, что могу его обидеть, и принялся рассказывать о слайдпроекторе.
    Между тем Дядька поднял руку и приставил ее ладонью вверх мне ко лбу. Тут надо объяснить, что нимб Мережки проходит не посередине голо¬вы, где уши, а вынесен вперед, точно по той линии, по которой идет боко¬вое зрение от глаз.
    Это значит, что Чело находится прямо передо лбом. И вот он ставит свою ладонь мне ко лбу, и я забываю, что еще хотел сказать...
    Дядька ждет какое-то время, а потом спрашивает так же ласково:
    — Как, как называется эта штука?
    Я ощущаю, что вот сейчас вспомню слово «слайдпроектор», что-то даже шевелится уже как смутный образ в моем сознании, но Дядькина рука слег-
    800

    Глава 4. Кресение и Космы. Степаныч
    ка вздрагивает у моего лба, и пусто... Ни одного образа, нет даже слов, одно неопределенное мычание... Правда, пальцы еще шевелятся...
    Я не буду рассказывать подробнее. Я повторял такие работы, и они за¬сняты. А вскоре после Очищения мы по нашей учебной программе подойдем к Науке думать, и там я распишу все это подробнейше. Сейчас же я записал первое, что принесла моя память о том, как складывалось мое понятие со¬знания. Я был, что называется, и скептичен, и критичен. Но все мои интел¬лигентно-научные защиты обвалились. Не скажу, что сразу и начисто.
    Я вспоминаю, что когда я впервые давал эти работы с мережкой на своих семинарах по прикладной психологии, я заново переживал весь ужас того, что я должен сделать. И я волновался. С одной стороны, мой вполне научный образ мира возрождался и кричал мне: все не так, мир устроен иначе, и сознание это то, что пишут в книгах! У тебя ничего не получится. Потому что нечему и получаться. Этого просто нет! С другой стороны, я почему-то, несмотря на годы учебы, постоянно нуждался в новых подтвер¬ждениях, что старики не обманули меня, к примеру, не внушили чего-то, чего нет.
    Я помню, сколько времени я сам был под впечатлением собственной работы, когда показал бойкому московскому парню лет двадцати пяти ка¬рандаш и перекрыл ладонью чело. И он забыл, что это... И забыл крепко, но настолько не хотел сдаваться, что, очевидно, продолжал и продолжал де¬лать усилия, чтобы пробить помеху. И потом, когда я спрашиваю его уже про что-то другое, из него вдруг выпрыгивает: — Карандаш!
    Нет, не думайте, что я сам не осознаю, как неожиданно звучит то, что я рассказываю о сознании. Но это не важно. Важно другое: что будет, если от этого отмахнуться, а оно в действительности так?
    Я скажу, что. Вы спокойно проживете свою жизнь, и уже ничто не собьет вас с избранного пути. Потому что по сравнению с тропой, которая начинается с этой развилки, все остальные дороги, трассы, пути и коридо¬ры — это все тот же привычный проход из юности в старость.

    Авторы: 
  • Первая Ведогонь

    Первая Ведогонь

    Народ!
    Я все письма Саныча объединил в один файл.
    Для того, чтобы это собрание получилось более полным,
    кое-что взято из книги. Короче получилась,
    такая упрощённая электронная версия книги
    "Первая Ведогонь", в которой только самое главное.

    Содержание (выборочные главы): 

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    Глава 1. Меты сна и меты сна наяву

    Главная задача начала любого семинара по прикладной куль¬турно-исторической (КИ) психологии — выявить какой-то пласт сознания участников, который живо отзывается на внешние раз¬дражения. Поэтому иногда приходится начинать, вроде бы, из¬далека и не прямо с той темы, что заявлена. Однако все, что будет названо в этом первом и немножко странном письме, нео¬жиданно отзовется и окажется прямо относящимся к исследова¬нию сноподобных состояний.

    Первое письмо Скомороха, открывающее Сетевой семинар «Первая Ведогонь».

    Подготовка к Ведогони

    Итак, вы просите еще раз вспомнить Град и хотите пораз¬мышлять о том, как можно уже сейчас жить в Граде и строить его прямо там, где живешь и работаешь. А я, как полагается плу¬ту, увиливаю от прямых ответов и подсовываю какую-то посто¬роннюю Ведогонь, а сам при этом пытаюсь обмануть доверчи¬вых ягнят: мол, на то же и выйдем!
    А що вы хотэли?! Тропа — это бесконечная череда обманов!
    Вот, берем Ведогонь, осваиваем ее и смотрим, точнее, пы¬таемся смотреть. Как, по-вашему, что вы посмотрите первым, если я вас всеми силами уводил от Града? Ну, вы у меня сами умные, я дальше не продолжаю, ладно?.
    Поэтому, раз вы хотите Град, я буду давать Ведогонь. Понят¬но теперь, как эти темы между собой связаны? Для особо сооб¬разительных поясняю: они связаны вашим мышлением. Причем, обе и насмерть. Лежат себе, ни шелохнуться, ни вздохнуть! Од¬ной веревочкой повиты. Все тем же самокатом, который нам на очищении скоро изучать. И увиты, как лев ниткой. Если царя зверей хорошенько обмотать ниткой, пока он спит, то, даже проснувшись, он вам уже не гроза... Вот и ваши скрытые силы так от вас скрыты, что вам можно вспоминать даже Град. Все равно не опасно, потому что ни к чему не ведет.
    Но вот если мы освоим кое-что из Ведогони, то тут путы могут начать трещать, и вы можете попасться в то, что придется ме¬нять свою жизнь. Вот ведь беда, может, ну ее, Ведогонь? Займем¬ся чем-нибудь привычным, что вы научились побеждать всегда?
    Вот, к примеру, я спровоцировал новую устримовскую раз¬борку. Теперь из-за денег. Все наши предприятия сообщили мне, что отчисляют какие-то доли то ли авторских, то ли на Акаде¬мию. Это хороший знак. Значит он то, что они немножко выздо¬ровели после предыдущих устримов. Нельзя не воспользоваться здоровьем товарища, тем более, когда он начинает размахивать кошельком.
    И я тут же задал пару лишних вопросов. К примеру, заставил выяснить у Горюхи, куда делись те деньги, которые она однаж¬ды объявила моим фондом в ее Училище, заявила мне, что я его единоличный хозяин, но тут же сообщила, что при этом управ¬лять я ничем не могу, поскольку деньги они уже потратили. Как вы помните, я ее тогда всетропово послал в ее дорожку и отка¬зался с ней работать.
    После этого лиса, конечно же, прокралась обратно и зама¬нила меня в Училище тем, что вроде бы начала работать над учебным курсом. Потом она и над курсом работать бросила, как только поняла, что вулкан усмирен. Но зато теперь отчисляет мне долю, которую я не беру, а Найдена переправляет в Изда¬тельство.
    В общем, такое бабское счастье я стерпеть не мог, и велел ее поворошить, задать вопрос: а как были израсходованы средства, которые она израсходовала не по назначению. Судите сами: если был зарегистрирован фонд, а он был зарегистрирован обычным правом нашего троерусского народа, значит, расходование средств фонда было возможно только в соответствии с его Уста¬вом. В соответствии с заявлением самой Горюхи, в Уставе Фонда знаачилось только то, что распоряжаться им могу лишь я.
    Теперь забудем о деньгах, вернемся к вашему мышлению, к тому самому, которое повивает ваши силы и не дает вам стать богатыми и дееспособными. Просто попробуйте расписать все это, как математическую или логическую задачу. Если средства выде¬лены в Фонд, они должны быть в Фонде. Отозвать их нельзя. Если средствами распоряжаюсь я, то любое использование их в обход меня — незаконно. Что это значит?
    Это значит, что средства либо до сих пор должны быть в фонде, либо они похищены!
    И это ваше кривое мышление.
    Что было, когда Горюху поворошили? Поворошила для на¬чала Балина, запросив отчет за те деньги, что сдавались, кажет¬ся, в январе на одном из семинаров на издание книг в Товари¬ществе всеми его участниками. От этого я просил перейти и к моему фонду.
    Горюха сначала унижалась и крутилась, словно у нее рыльце в пушку, а потом возмутилась и поцапала Балину за то, что та ее проверяет.
    Вопрос: почему вы все не имеете права проверить учрежде¬ние или начальника на предмет того, как используются ваши деньги? Быдлячество в рамках варяжества

    Соответственно, потому же и начальство может на вас спус¬тить собаку в ответ на такой вопрос, поскольку у русских приня¬то не интересоваться судьбой денег, которые сданы на обще¬ственные нужды.
    Погано. И одно это уже стоит того, чтобы поработать над собой и понять, как все уложено. Но это очевидно, мы это про¬ходили, и это вы разберете сами. В первую очередь, все те, кто сдавал деньги. Вы опять не можете мне уверенно ответить, знае¬те ли вы, какова судьба ваших денег. И вы опять унижены и подле.
    Но сим у нас Ведогонный. А это значит, что вопрос будет другой.
    Вопрос будет связан с тем, что такое сон. Ведогонью называ¬лась у мазыков наука, посвященная снам, точнее, снотворению. Понять себя во сне — вот задача Ведогони на первых шагах. По¬том научиться использовать сны. Вплоть до умения жить в Дреме и Ведогонце, как иных телах.
    Начиналось это обучение с такого простого требования: на¬чать видеть соответствия сна и действительности. Точнее, того, что вы считаете действительностью. Начать видеть меты сна.
    Мета сна, когда ты осваиваешь Ведогонь, — это те очевид¬нейшие странности, которые тебе подсовывают в снах, чтобы ты пробудился и понял: я сплю. Когда-то мы это уже изучали. И вам придется научиться хотя бы вспоминать после пробуждения все, что было невозможно в действительности, но что ты спо¬койно принял, пока спал. Всяких двухголовых собак, летающих дедушек, огнедышащих ящериц...
    Это первое упражнение: проснулся и перебери свой сон с точки зрения нарушений того, что ты считаешь логикой, а на самом деле, с точки зрения нарушений Образа мира, которым ты пользуешься в бодрствовании. И каждую находку помечай: это была мета сна! Она была дана, чтобы я понял: я сплю! Я должен был узнать и пробудиться внутри сна, а я ее пропустил. И эту пропустил, и ту...
    Это хорошее упражнение, но уже изученное и пройденное. Вы можете запросить материалы семинара по снотворению и по¬вторить все упражнения. Семинар этот старый, поэтому язык там использовался тот, что подходил слушателям тогда. Не обращайте
    внимания. Выбирайте из него то, что вам будет полезно сейчас, а слова отбрасывайте. Нам надо быстрее идти дальше, а у нас мало времени.
    Поэтому я и даю сразу новое упражнение. Второе. Оно дела¬лось после того, как вы освоили видение Мет сна во сне. И жела¬тельно, чтобы вы хотя бы разок-другой пробудились там и поня¬ли, что это возможно. После этого и переходили ко второму упражнению.

    Видению Мет сна в бодрствовании.
    Помните, какие странные нарушения разумных последова¬тельностей действий и мыслей происходят во сне, и при этом вы их там спокойно принимаете? Будто у нас с вами в самых глуби¬нах сознания живет защитный механизм, позволяющий приспо¬собиться и выжить в самых неожиданных мирах, где законы со¬всем не соответствуют законам нашего мира. И ведь все эти нарушения — тоже меты сна. Но меты совсем другого порядка.
    Ясно, что лошадь, у которой две головы, направленные в противоположные стороны, должна вызвать у вас сомнение в том, что это действительность. Уж слишком это странно. Но вот когда вы глядите на мужчину, знаете, что это ваш учитель физ¬культуры, отворачиваетесь, снова поворачиваетесь, видите вме¬сто него женщину, но продолжаете знать, что это ваш же учи¬тель физкультуры, который всегда становится женщиной, когда преподает девочкам, чтобы их не смущать, — то эта странность уже другого порядка.
    Тут вы как бы сами себя уговариваете ее принять под предло¬гом некой разумности: конечно, так же удобнее не смущать де¬вочек!.. И осознать это как мету сна сложнее.
    Ну, а когда искажения законов становятся еще тоньше и за¬путаннее, вы совсем не можете их замечать, потому что они начинают соплетаться с вашим бытовым мышлением. И тут уж разделить ткань и паразита, впившегося в нее, не только трудно, но даже больно.
    Вот, к примеру, вам снится сон, что вы любите какого-то человека, который много для вас сделал. И очень его уважаете. И чтобы выразить ему свою благодарность, вы в своем учреждении выделяете ему Фонд, про который сообщаете ему, что этим фон¬дом может распоряжаться только он. И теперь он знает, что у вас
    есть для него средства, а значит, он может жить чуточку спокой¬нее и лучше делать свое дело.
    А в следующий миг вы забираете все, что положили в этот Фонд, и тратите эти средства на что-то, что нужно вам, а сами сообщаете ему: средства твои мы потратили, потому что тебе бы понравилось то, что мы нашли...
    И если вы вспомните, у Горюхи эта мета сна не первая. До этого они со Сватьей, кажется, уже делали такие фокусы. Они выделяли мне какие-то доли, авторские, кажется, а потом писа¬ли: у нас радость! Мы нашли интереснейшие книги в библиоте¬ке! И мы решили сделать тебе подарок, мы их ксерокопировали для тебя! Деньги мы взяли из твоей доли.
    Я не против, чтобы мне сделали копию книги за мой счет. Конечно, если эта книга нужна мне. Но зачем это называть по¬дарком? Ведь я очень многих людей прошу добывать мне книги, и это услуга или работа, но не подарок, поскольку оплачивается мною. Есть нарушение разумности?
    Очевидно.
    Вот я вам описал сон. Сон, в котором вы все живете, в кото¬рый попадаете, когда ездите на семинары Уральского училища. На самом деле, вы снитесь и Ярославскому училищу и Сибирс¬кому. Сон, точнее, кошмар, который сейчас снотворит Анто-нушкина, просто ужасен. Жуткий монстр — Телевидение, — что приснился ей, свел с ума половину Тропы. И разобрать этот ужас мы сможем, только когда он пройдет и они все проснутся. Пока даже не трогаем.
    Займитесь сном Горюхи и тем, что сходного было в вашей жизни.
    Вы спрашивали, как вам воплотить Град прямо там, где ра¬ботаете?..
    Скоморох.

    Тэги: 
    Авторы: 
  • ОБЕРЕЖЬЕ НАЧАЛЬНОЕ

    ОБЕРЕЖЬЕ НАЧАЛЬНОЕ
    Год: 
    2005

    Когда мы говорим об оберегах, мы говорим о настоящем мире, о том, кото­рый откроется тебе однажды и неизбеж­но. В нем не действуют законы физики или государств, в нем надо будет жить душой...

    Оглавление: 

    Обереги .........................................................1
    Мир меняется. Мне печально .....................4
    Крючочки.......................................................5
    Глазок.............................................................6
    Преданность..............................................….9
    Щепотка любви.....................................…...10
    Оживить.......................…………………….12
    Не грусти! ...................……………………..13

    Содержание (выборочные главы): 


    Иван Скоморох

    ОБЕРЕЖЬЕ НАЧАЛЬНОЕ

    Санкт- Петербург
    «Тропа Троянова»
    2005
    Обложка: Я.Темная Рисунки: Катя Комарова, Я. Темная

     

    Иван Скоморох. Обережье начальное
    СПб.: Тропа Троянова, 2005. — 96 с.
    Когда мы говорим об оберегах, мы говорим о настоящем мире, о том, кото­рый откроется тебе однажды и неизбеж­но. В нем не действуют законы физики или государств, в нем надо будет жить душой...
    © Издательство «Тропа Троянова», 2005
    © А.А.Шевцов, 2005
    © Я. Темная, оформление, 2005
    ISBN 5-89798-035-7

    Я время от времени бываю в ва­ших краях. Путешествия эти непро­стые, и меня даже несколько раз убивали. Но смерть не так страшна скоморохам, как обычным людям. Нам, конечно, тоже ужасно непри­ятно ощущать себя убитыми, но со временем мы возрождаемся и ста­новимся мудрей. Люди, как расска­зывают в сказках, тоже со временем становятся мудрей, но я все еще не нашел этому подтверждений...
    Честно говоря, каждый раз, ког­да меня убивали у вас, я принимал наитвердейшие решения никогда больше не соваться в эту проклятую местность. Но время шло, боль моя уходила, и я тянулся душой к моим старым друзьям, которые меня за­были. Ваш край имеет свойство отымать память — это так странно: встретить старого друга, который глядит на тебя пустыми глазами и не узнает... Мне доставляет радость будить в этих глазах искорки вос­поминаний.
    В этот мой приход меня тоже попытались убить, но я действи­тельно стал умнее и не поддался. Там дальше, в сказках, об этом не­много рассказано. Кстати, как мож­но убить скомороха, вы знаете? Са­мый первый способ — это со всей определенностью заявить ему, что он не нужен в этом мире. Смерть — это и есть изгнание из мира живых или живущих определенным обра­зом. Каждый раз, когда меня изго­няют из какого-то из миров, я уми­раю...
    Но, умерев, я думаю и ищу ре­шения. После того, как меня изгна­ли из вашего мира в последний раз, я все думал о том, как же сохранить искорки памяти, которые у вас вре­менами просыпаются. И я приду­мал научить вас делать Обереги.
    Обережье было древнейшим искусством, которым вы все когда-то владели. Когда вы будете читать сказки о том, как делать обереги, вы удивитесь, как много вы помните. Признаюсь по секрету, на самом деле я даже не учу обережью, я все­го лишь напоминаю о том, что вы прекрасно знаете, но забыли. А ког­да вы сделаете свои обереги, вы уди­витесь тому, насколько дольше бу­дет жить ваша память...

    Оберега

    Жизнь такая беспокойная вещь! Все время обнаружится что-нибудь такое, чего ты не знаешь. Вот я, чаще всего, обнаруживаю, что не знаю, чего не знаете вы. Скажешь что-нибудь, а потом страдаешь от последствий, поскольку вы не зна­ли, как с этим быть и жить. Еще хуже, если что-нибудь сделаешь, а вы не знаете, как этим пользоваться...
    Недавно в одном каменном ле­су я встретил птичку... грустную птичку... Страсть не люблю, когда птички грустные, птички должны петь и смеяться. Если птички начи­нают грустить, всегда стоит насто­рожиться: не пришла ли на этот лес осень.
    Но прежде чем насторожиться осенью и концом мира, я проверяю, нельзя ли вернуть птичке веселье. Это проще проверить, чем конец мира. Конец мира — все-таки слиш­ком большая вещь, да и проверка всегда оказывалась такой хлопот­ной! Вы же, наверное, знаете, что мир проверяли на близость кончи­ны уже не раз, и тогда признаков его упадка было больше, чем одна-две грустные птички. Но и тогда он умудрялся выкарабкаться и про­должить жизнь. Правда, иногда без какой-нибудь из великих мировых держав...
    В общем-то, для скомороха по­чти безразлично, кого спасать, птич­ку или мировую державу. Слож­ность задачи примерно одинаковая, а вот благодарность... Впрочем, если ты умеешь оставлять деньги в придорожных кабачках, то и благо­дарность оказывается дымом. И ос­тается только одно: ты помнишь, что сумел кому-то помочь, и это при­ятно! Кому? Как? Какая разница... все прошло.
    Я проверил грусть моей птички, я сделал ей крошечный оберег, и она засмеялась. Значит, мир еще можно оставить пока в покое и не спасать. Честное слово, это такое облегчение! Но потом я сообразил, что не сказал птичке кое-какие пра­вила по обращению с оберегами. И когда я спросил ее, не надела­ла ли она ошибок, оказалось, что она, конечно же, их уже наделала.
    Например, она показала оберег подружкам! О, это ужасная, ужас­ная ошибка при использовании оберегов!.. Впрочем, ничего страш­ного, если вы умеете с ними обра­щаться. Но откуда мне знать, что вы умеете?
    И я решил поступить просто: я напишу о том, как делать обереги и как с ними потом обращаться, и тогда я буду знать, что вы знаете. Я надеюсь, что буду и что вы знае­те... С вами всегда так любопытно, вы же умудряетесь не прочитать то, что написано, но при этом помните что-то такое, чего даже я не знаю. Наши с вами знания совпадают лишь малыми частями.
    К тому же я все время забываю то, что сказал. Оно уходит из меня, и я просто не помню то, что выпус­тил из себя. Это важно для понима­ния оберегов. Знания не есть нечто, что ты всегда имеешь в себе. Вот тебя обучили в школе какому-ни­будь закону Ома или правилам правописания. И теперь ты всегда знаешь их и можешь рассказать другому. Это не знания, это память. И это память об искусственном, придуманном мире. В придуман­ном мире память заменяет знания. Когда мы говорим об оберегах, мы говорим о настоящем мире, о том, который откроется тебе однаж­ды и неизбежно. В нем не действу­ют законы физики или государств, в нем надо будет жить душой. А для души наши законы — не законы, зато на нее действуют гораздо более тонкие силы, чем дано чувствовать нашим телам. Например, знания. И те знания расходуются и попол­няются...
    Вот я беру кусочек своего зна­ния и вкладываю его в этот рассказ. И у меня уже не будет его, я никог­да больше не смогу повторить то, что говорю. Я смогу лишь вспом­нить, что говорил, и пересказать воспоминания об этом рассказе. Но воспоминания — это лишь тень, они никогда не будут обладать той силой, что я сейчас чувствую в сво­их словах. Вот так же и законы, о которых вам говорили в школе — это лишь тень настоящих законов и лишь воспоминание учителей о том, что вспоминали их собствен­ные учители...
    В обереге должно быть заложе­но настоящее знание, тогда и толь­ко тогда он работает и дает то, на что рассчитан. А на что может быть рассчитан оберег? Чаще всего, на две вещи: на защиту и на помощь. Защищает он, отводя глаза, особен­но черный глаз. Для этого он дол­жен висеть на видном месте и пе­рехватывать этот взгляд, который может сглазить тебя. А вот про по­мощь однозначно не скажешь, по­тому что помощь может быть нуж­на очень разная, но ясно то, что такой оберег должен храниться в тайне и скрытно от чужих глаз.
    Про обереги отводящие вы очень много знаете, потому что все укра­шения и вся наша одежда, машины и квартиры — всегда имеют в себе обережную способность. Они ведь все хранят нас либо от внешнего мира, либо от людей. Иногда, прав­да, и приманивая лихих, но это как раз от неумения и незнания. В об­щем, кто что хочет, тот то и имеет. Про обереги отводящие глаз скажу только одно: когда его дела­ешь, нужно вложить в него такой маленький крючочек, который уме­ет цеплять взгляды. Это просто, вы понимаете. Кроме того, нужно еще не забыть вложить в него крошеч­ный глазок, который постоянно сле­дит за взглядами окружающих. Ну, а это еще проще, этому даже учить нечего. Да, и последнее, чуть не за­был! Конечно же, вы должны ода­рить его чувством привязанности к своему хозяину или хозяйке. Преданность. Чаще хозяйке. Мужчины редко умеют пользоваться такими вещами.
    Что ж, с отводящим глаза обе­регом все понятно, правда? Тогда я перехожу к оберегу помогающему. Ну, а если у вас что-то не получится, задавайте вопросы, я же не знаю, чего вы не знаете.
    Помогающий оберег сделать еще проще, потому что он хорошо описан в одной старинной инструк­ции. Помните сказку про девочку-сироту, которой мама, умирая, ос­тавляет куколку. И вот девочка попадает на учебу к Бабе-яге, а ку­колка ей помогает и делает за нее множество важных дел. Вот это и есть оберег, только сделанный древ­ними колдунами и потому очень сильный. Нам с вами такой не сде­лать, ну, разве что в ком-то воскрес­нет знание...

    Тэги книги: 
  • Самопознание и Субъективная психология

    Введение

    Я много лет считал себя профессиональным психологом и вдруг недавно вспомнил, что когда-то, когда впервые задумал избрать психологию своей профессией, я, оказывается, надеялся, что она поможет мне познать себя.

    Я тогда учился на историческом факультете университета, и у нас читали довольно внушительные курсы общей, возрастной и педагогической психологии, потому что мы должны были стать преподавателями. А я вдруг решил сменить профессию, нашел научного руководителя и даже начал собирать материалы для кандидатской диссертации. Мне было двадцать лет...

    Оглавление: 

    Введение
    Раздел I ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ, а точнее, Цель и Мечта исследования
    Глава 1. С чем сталкивается человек, пришедший в самопознание
    Глава 2. Задача этой книги
    Глава 3. Искушение наукой
    Глава 4. Психология и самопознание
    Глава 5. Очарование Психологии и разочарованные психологи

    Раздел II ОЧЕРКИ СУБЪЕКТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
    Часть 1. Западная психология
    Глава 1. Мечта о Науке
    Глава 2. Самонаблюдение и психология
    Глава 3. Конт - враг самонаблюдения. Рождение через убийство
    Глава 4. Вильгельм Вундт. Образ, с которого началась Наука
    Глава 5. С чего бы я начал построение науки. Гаральд Гефдинг
    Глава 6. Психология самонаблюдения в Германии. Эббингауз и Липпс
    Глава 7. Освальд Кюльпе. Школа психологии для психологов
    Глава 8. Американская психология. Джемс

    Часть 2. Русская психология
    Глава 1. Начало психологии в России
    Глава 2. Платоническая психология. Философ Карпов
    Глава 3. Платоническая психология. Психолог Карпов
    Глава 4. Начало Субъективной психологии в России. К. Д. Ушинский
    Глава 5. Зрячему в пещере слепых хуже слепого. Кавелин
    Глава 6. Душа, ошибшаяся миром. Лев Лопатин
    Глава 7. Наблюдение себя и самоосознавание. А. И. Введенский
    Глава 8. Экспериментальная психология. Челпанов
    Глава 9. Другой Челпанов
    Глава 10. Разгром психологии самонаблюдения
    Заключение и выводы

    Раздел III ВЫВОДЫ И ИТОГИ
    Глава 1. Субъективность и объективность
    Глава 2. Самонаблюдение есть наблюдение
    Глава 3. Наблюдение есть блюдение
    Глава 4. Наблюдение есть восприятие
    Глава 5. Раздумывая о восприятии
    Глава 6. Этнопсихология восприятия
    Глава 7. Нейробиология восприятия
    Глава 8. Продолжая о восприятии
    Заключение. Мечта, вера и научный метод

    УКАЗАТЕЛИ:
    Именной указатель
    Предметный указатель
    Список литературы

    Содержание (выборочные главы): 

    Глава 5. Раздумывая о восприятии

    А. Н. Леонтьев, один из самых маститых русских психологов советского периода, в своей лебединой песне - "Лекциях по общей психологии" 1973-75 годов, - говоря о восприятии, изначально признает, что это проблема. И проблема, психологией не решенная. И там же он объясняет, что одна из главных сложностей этой проблемы - это понятие образа. В чем суть этой сложности?

    А дело в том, что мы действуем, как бы имея перед собой воображаемую картинку того, что хотим получить, и того, как надо этого достигать. Мы весьма отчетливо видим внутренним зрением, как, к примеру, сейчас закроем с хлопком книгу, отложим ее в сторону, шлепнув по твердому столу, встанем и будем упруго махать руками, делая восстановительную гимнастику, пока не почувствуем утомления в мышцах и не запахнет потом. Тогда мы сбросим одежду и бросимся под контрастный душ, и будем попеременно наслаждаться жаром и холодом, задерживая дыхание...

    Вот так мы представляем себе образы. В основе - зрительное представление самого себя, точнее, своего тела внутри пространства, соответствующего помещению или месту, где я сейчас нахожусь. Причем то, что мое представление о пространстве соответствует действительному пространству, а мой образ внутри воображаемого пространства действует так же хорошо, как и внутри настоящего, убеждает меня в том, что мой образ себя соответствует действительности, то есть моему телу. Вернее, что он точно отражает и тело, и его способность двигаться.

    Соответственно, способность моего тела двигаться по действительному пространству после того, как я отработал эти движения в пространстве воображаемом, точнее, воображаемой копии окружающего меня пространства, делает очевидным, что я сумел воспринять окружающее пространство верно. Ну а поскольку я его вижу в тех самых по преимуществу зрительных образах, заставляет меня думать, что именно так я его и воспринял.

    Вот так, приблизительно, мы представляем себе восприятие при первой попытке о нем подумать.

    Психолог - это человек, который не остановился на первой попытке и сделал вторую. Эту вторую современный психолог, собственно говоря, сделал в Декартовской психологии, а еще вернее, в философии Беркли. Я уже приводил классическое рассуждение о том, что глаз не может передавать в мозг те зрительные образы, что отпечатываются на сетчатке. Мозг требует совсем другого языка. Это первое.

    Второе - это то, что действительность совсем не такова, как мы ее видим, слышим и ощущаем.

    И если довести этот подход до своего предела, то получится, что того мира, который мы видим и воспринимаем, нет совсем. Это все - всего лишь наше воображение. А что же есть?

    Что-то все-таки определенно есть. Иными словами, даже если считать весь этот мир сном моего разума, что-то все равно есть. Хотя бы сон.

    Далее. Мы можем исходить из того предположения, что все есть лишь наше воображение. Доказать, что мир не снится мне, невозможно. Но можем исходить из того, что мир вокруг настоящий. Это всего лишь выбор. Выбор очень важный, потому что если вокруг меня нет мира, а я сплю, то это стоило бы обдумать, потому что в таком случае я хотел бы знать, что мне делать.

    Но для того, чтобы начать думать о себе и мире так, мне нужно быть уверенным в том, что все есть сон. А пока меня в этом ничто не убеждает, кроме игрушек в логические парадоксы, то есть в слова. В то время как отношения к миру как к действительности подтверждается всем моим разумом.

    Эта уверенность в истинности мира может быть очень большой ошибкой. Настолько большой, что ее невозможно охватить взглядом меньшей широты, чем целая жизнь. Иными словами, возможно, мы спим и видим сны длиною в жизнь, но не можем этого осознать, потому что нам не хватает жизни. Возможно. Но тогда я хочу понять природу этого сна, потому что ощущаю его ловушкой и хочу вырваться.

    Если же мир - действительность, тогда я оказываюсь перед другим выбором: считать ли мне себя смертным и одноразовым, простите, или же после смерти я могу рассчитывать еще на какое-то бытие?

    И тут я снова могу избрать то, что мне больше по нраву. Материалисты почему-то избирали до пены у рта и крови из глоток доказывать всем, что они смертны и очень злились, когда им предлагали поискать бессмертия. При этом они так ничего и не доказали. Почему? Да просто потому, что всем очень жить хочется.

    Я не идеалист и не спиритуалист, как, впрочем, и не материалист. Я просто очень хочу жить. И мне глубоко плевать на такие психологии, физиологии и философии, которые поставили себе целью описать устройство мира и человека. Я хочу иметь науку, которая в этом действительном мире сделает своей задачей поиск бессмертия для меня и других людей.

    Это значит, что я исходно готов изучать все - действительность, сны, материю, дух, - лишь бы при этом они точно и понятно сказали мне, что надо делать, чтобы продолжить жить после смерти.

    При таком подходе, как вы понимаете, можно изучать как душу, так и тело. Но исходно одно - я избираю считать, что я могу быть бессмертным. И вопрос распадается на две составляющие. Либо мы изначально обречены на бессмертие в наших душах, либо мы можем достичь его, сделав что-то с собой.

    При этом, если моя душа в любом случае будет жить после смерти, то что надо сделать, чтобы жить душой лучше, и что лучше для души? А если возможность бессмертия надо заработать, то как? И если даосы считают возможным бессмертие в теле, то ясно, что для такого бессмертия нужно делать что-то иное, по сравнению с душевным бессмертием. Что?

    Вот эти выборы относительно бессмертия позволяют, на мой взгляд, упростить и вопрос о действительности окружающего мира. Мне, собственно, все равно, настоящий он или воображаемый, - мне надо понять, возможно ли в этом окружающем мире бессмертие.

    И если он сон, то я умираю в конце этого сна. Правда, мне могут сказать, что потом я буду видеть новый сон. Но это слова. Если в мой разум еще можно заронить сомнения в том, что я воспринимаю действительность, никто меня не убедит, что моя жизнь не кончится смертью, и никто не даст мне уверенности, что после этого наступит новая жизнь или новый сон. Следовательно, все сомнения в том, что этот мир настоящий, - ложны, даже если этот мир воображаемый. Для меня это единственная действительность, потому что она конечна против моего желания.

    И поэтому я буду рассматривать ее как своего рода противника, который несет мне смерть. Я не называю действительность смертельным врагом, потому что я люблю его дар - жизнь, и еще потому, что я подозреваю, что он не враг, а учитель и воспитатель, который создал для меня учебную ловушку с задачей на выживание. Но он противник, а цена поединка - жизнь.

    Смертельного противника надо изучить, понять и победить. Или, это будет вернее, преодолеть.
    А как мне его изучить и понять, если единственными орудиями моего познания являются способность восприятия и разум? Я должен буду сначала понять, как же я воспринимаю свое окружение, а затем, если это потребуется, улучшить свою способность познавать, доведя ее до своего предела. Точно так же мне придется понять, как же я думаю, и вероятнее всего, поработать над совершенствованием своего разума.

    Все разговоры об интуитивном или запредельном восприятии я пока опускаю, потому что они и возможны только после того, как ты добрался до предела своего разума. А я до него не только не добрался, я даже его не ощущаю. Следовательно, избрать, развивать в себе что-то сверхчувственное, было бы для меня в начале пути ложью. Хотя, возможно, моя работа над собой, то есть над способностями думать и воспринимать, - как раз и приведет меня к раскрытию каких-то особых способностей. Но пусть это случится как итог естественного развития, а не как способ перепрыгнуть через трудные места.

    Способности думать, то есть Разуму, я намерен посвятить особое исследование. Пока продолжу разговор о восприятии. При этом я считаю, что это восприятие действительности, потому что ловушка, в которой я нахожусь, действительна и доступна мне лишь в восприятии и его осмыслении. Это моя единственная возможность из нее вырваться - считать ее действительной и пройти насквозь, как пленку или слои тумана.

    И я пока не буду гадать о том, что же там, за туманом восприятия. Я намерен копать, а не скакать мыслью по предположениям. И я отбрасываю держащие меня в неопределенности и бездействии сомнения, и копаю.

    Что же за сомнение позволило Леонтьеву признаться, что проблема восприятия не решена в психологии?

    Это было сомнение в том, что данные нашего опыта самонаблюдения совместимы с данными современной нейропсихологии. Будем честными, даже изгоняя понятие самонаблюдения из психологии, Психология при этом постоянно исходила из представлений, полученных самонаблюдением.

    А что такое само понятие "образ", так заинтересовавшее Леонтьева, как не описание самонаблюдения? Попытки рефлексологии и объективных психологии вообще обойтись без самонаблюдения и даже заменить свой язык на совершенно объективный, то есть не учитывающий самонаблюдения, приводили к таким жутким нагромождениям, что читать книги той поры вообще невозможно.

    При этом разумная нейрофизиология, а за ней и нейропсихология, в своих описаниях работы нервной системы и мозга в двадцатом веке пришли к тому, что стали использовать язык кибернетики, тем самым уподобляя мозг и нервную систему компьютеру. Точнее, сейчас бы это было названо локальной сетью.

    Частенько использовалось и введенное бихевиористами понятие "черного ящика", не знаю, кем и у кого заимствованное.

    На фоне этих физико-подобных описаний основания, на котором развивается психика, психология выглядела беспомощной. Образ никак не совмещался с нервными импульсами и разрядами нейронов и их связями.

    При этом нейрофизиологам, особенно после Павлова, все казалось очень просто: есть рефлекторная дуга, и ею объясняется все поведение. Стимул из внешнего мира - восприятие чувствительным нервным окончанием - сигнал, бегущий по центростремительному нерву к мозгу - обработка сигнала в соответствуюшем центре - сигнал, бегущий по центробежному нерву к соответствующей мышце - действие. Вот нейрологическая схема восприятия.

    В ней психологи просто не нужны, и Павлов так прямо и говорил. За употребление психологических слов он даже штрафовал деньгами у себя в лаборатории. Для психолога в этой схеме нет места. И когда Сеченов требовал передать психологию физиологам, он в этом нисколько не сомневался. И когда Павлов резал собак, нарабатывая у них слюноотделение, тоже казалось, что до решения последних загадок души остались считанные минуты.

    А потом немцы начали работать с обезьянами и поняли, что дальше слюноотделения у собак и центра удовольствия у американских последователей Павлова рефлекторная дуга не работает. Тогда они придумали слово "Гештальт", которое, как с восхищением объяснял студентам Леонтьев, так сложно, что на другие языки не переводится, а поэтому его лучше и не переводить, а наслаждаться им по памяти.

    Это страшный порок психологии - заимствование множества непонятных и непонятых терминов, которые не переводятся. Не переводится, значит, не понимается, потому что перевод - это прежде всего понимание.

    Гештальт - это всего лишь образ, но образ, понимаемый немецкими психологами чуть сложнее, чем понимался остальными психологами. Это была, так сказать, третья попытка понять, что такое образ. И она тоже не удалась, если верить Психологии. Но если задуматься, то она сказала одну очень определенную вещь: образ - это нечто, что надо понимать иначе, чем мы привыкли.

    И вот это "привыкли" и надо было понять и даже исследовать. А как мы привыкли, и что во мне привыкло понимать, что такое образ? Ответ, как видите, лежит в самопознании, а это как раз то, что в Психологии оказалось недопустимо, как дурной тон.
    Это я привык считать, что образы - это то, что я вижу в своем воображении, когда думаю о себе или о том, как я буду сейчас действовать в окружающем меня пространстве. И эти представления во многом зрительны. Почему?
    Для дальнейшего разговора я использую материалы этнопсихологии, которой занимался много лет.

    Глава 6. Этнопсихология восприятия

    Это меня так увлекло, что я решил переспециализироваться на этнопсихолога и получил психологическое образование. То, что я делаю сейчас как психолог, в первую очередь, есть дань благодарности обучавшим меня мазыкам. Можно сказать, что и самопознание, и все попытки докопаться до действительных корней психологических явлений - это решение задачи, оставленной мне в наследство простыми учителями из народа.

    Я пришел к психологии через историю, точнее, этнографию. Одно время я довольно много ездил в этнографические экспедиции, собирал ремесла и обычаи. Эти поездки привели меня в 1985 году к людям, которые называли себя мазыками. Они жили на Владимирщине - это теперешние Владимирская и Ивановская области - и знали то, что местные жители считали чародейством, а я посчитал народной психологией.

    На деле мои информаторы, как принято у этнографов называть тех, с кем беседуешь и от кого получаешь свои знания, утверждали, что они потомки особой группы внутри офеньского сообщества - мазыков. Офени же - это те самые коробейники, торговцы вразнос, о которых поется в народных песнях.

    Но я расскажу о мазыках в другом месте. А сейчас просто воспользуюсь собранными тогда материалами.

    Мне вспоминается образ, которым один из дедов объяснял мне, как происходит восприятие. Случилось это после рыбалки на Клязьме.

    - Тебе раньше случалось ловить рыбу? - спросил он меня. - Или долго собирать грибы?
    - Конечно, случалось.
    - А помнишь, что стоит у тебя перед глазами, когда ты потом их закрываешь?

    Я вспомнил. Долгое время после рыбалки меня мучил клюющий поплавок. А после грибов - листья, трава и мелькающие среди них грибы.

    - Вот это у нас называется - грибки клюют, - засмеялся дед. - Так болеет твое сознание...

    Сознание болеет после того, как я долго заставлял свое внимание усилием удерживаться на определенном образе или предмете. Поплавок - это предмет внешний по отношению ко мне. Наблюдение за поплавком - это чистой воды восприятие. Поиск грибов - это сличение внутреннего образа, точнее, нескольких, со всеми возможными образами внешних предметов с целью узнавания. И ты все время удерживаешь в сознании целую картотеку образов, которую пробегаешь внутренним взглядом раз за разом, когда восприятие подсовывает что-то похожее. При этом внимание раздвоено и направлено то на внешний мир, то внутрь.

    Собственно говоря, и при наблюдении за поплавком происходит то же самое. Только вместо множественных предметов есть множественные состояния одного. Но и эти состояния удерживаются в сознании как набор картин или кадры.

    Итогом такого перебора образов и одновременно напряженного удержания внимания оказывается перенасыщение сознания образами, и они словно бы выпихиваются или выдавливаются сознанием из себя во время отдыха.

    При этом, как говорил тот же старик, происходит поражение сознания, то есть нанесение ему раны - от слова "разить". И слово "образ" происходит от того же корня. Единственное, что добавляется, это ограничивающая приставка об-, как в слове об-рез.

    Означает она некий о-хват, о-граничение. Иными словами об-раз - это поток восприятия, имеющий предел. И предел этот узнается сознанием, как граница полученного впечатления, то есть отпечатка.

    Как вы понимаете, это означает, что мазыки понимали сознание отнюдь не так, как современная психология. Не как некие мыслительные операции, грубо говоря, а как среду, вроде вощеной дощечки Сократа. Среду вполне материальную, но очень тонкую, наподобие физических сред, описанных в последних достижениях физики.

    Оставлю пока без обсуждения, возможно ли такое, хотя я уже писал во "Введении в культурно-историческую психологию", что сложности нейропсихологии с поиском материального понятия энграммы, - то есть отпечатка, составляющего основу памяти, - не решаются без выдвижения новых гипотез. В частности гипотезы об иной природе памяти, не являющейся итогом межнейронных взаимодействий или химической активности внутримозговой жидкости, глии. Иная природа памяти - это и есть иная природа сознания.

    Пока без всяких попыток что-то утверждать, просто посмотрим, как видели восприятие в одной из традиционных культур. Возможно, мазыки ошибались, но отбросить их представления труда не составит. Мы уже многое отбросили только потому, что этого нет и быть не может!

    Так вот, каждый образ, который воспринимается человеком, на самом деле воспринимается его сознанием.

    И воспринимается как отпечаток. При этом сознание очень бережно к самому себе. Оно не делает повторных отпечатков. Вернее было бы сказать, что за этим следит разум, как способность сознания творить и использовать образы, но это, пожалуй, будет слишком непонятно без дополнительных объяснений. Так что остановимся на том, что сознание имеет возможность проверять, есть ли уже в нем воспринимаемый образ. И проверяет оно это каждый раз, когда происходит восприятие. И если образа еще нет, оно делает с него отпечаток, а если он есть, то сознание его узнает. Это значит, что нового отпечатка делать не надо, этот образ уже есть.

    Но вот я долго и напряженно слежу за поплавком. Что происходит с моим сознанием? Оно постоянно узнает образы поплавка и как бы отбрасывает их: уже есть! А я постоянно усилием заставляю узнавать их снова и снова. А потом мне страшно закрыть глаза, потому что перед внутренним взором плавает и клюет этот проклятый поплавок, а мне некуда от него деться! И это боль. Только я не привык так называть подобные ощущения и как бы ее не чувствую.

    - А как, по-твоему, - спросил меня мой дед, - а когда у тебя глаза открыты, ты этот поплавок не видишь?

    Честно признаюсь, меня даже испариной прошибло от стыда, когда я это услышал. Ну, конечно же, я вроде бы и знал, что образы эти идут как кино у меня перед глазами постоянно, - хоть с закрытыми глазами, хоть с открытыми. Просто я их вижу только в темноте. Но почему деревенский старик этим владеет, а я, такой умный и ученый, это упустил и не сообразил сам?!

    - Конечно, вижу...

    - Ну, как видишь? - улыбнулся он. - Если бы видел, так непременно сказал бы. Значит, не видишь. Знаешь, понимаешь, что они и сейчас у тебя перед глазами, но не видишь.

    И опять он был прав, хотя теперь я принял свое маленькое поражение спокойнее, потому что его перекрывал появившийся вопрос: А какова механика того, что, даже насмотревшись на поплавок или грибы, я начинаю их видеть только когда закрою глаза?

    - Не мучай себя. Начни просто: привычка!

    Вот так я впервые столкнулся с тем, что за привычка мешает психологу видеть устройство своего сознания, ума или то же самое восприятие.

    Тогда в разговоре моя мысль рванулась представить себе, как же так получилось, что я, зная, что образы, болезненно навязанные моему сознанию, продолжают мерещиться мне не только с закрытыми глазами, но и постоянно, тем не менее, совсем их не замечаю, пока глаза открыты? Я попробовал увидеть эти образы с открытыми глазами, благо, разговор происходил как раз после долгой рыбалки, и я действительно сумел почувствовать их присутствие словно бы в глубине моего видения.

    Иными словами, вопрос заключался в направлении моего зрения. При открытых глазах зрение устремлялось во внешний мир, точно от этого зависела сама моя жизнь. Что, кстати, вероятно, близко к истине. А при закрытых его подменяли другие чувства. Зрение же углублялось в то, что подсовывало ему сознание. Вот только было ли это зрение глаз?

    Как вы понимаете, это тот же самый вопрос о том, каков же настоящий мир. Если я вижу поплавок лишь с закрытыми глазами, значит, я вижу его не глазами! Значит, такой мир, к какому я привык, это точно не то, что видят глаза...

    Но старик не дал мне особо углубиться в это исследование.

    - Потом, потом сам докопаешься, - остановил он мое самоуглубление. - Ты, главное, пойми одну вещь. Вот ты сейчас согласен со мной, что когда грибки клюют - это болезнь?

    Да, к этому времени я уже ощущал, что это состояние нездоровое и даже сам допустил мысль, что я ощущаю, как болит само сознание. Это было очень странное допущение, что я могу ощущать непонятно каким органом боль в таком странном и бесплотном явлении, как сознание, но я ее чувствовал.

    - Так вот, главное, - заключил он, - эта боль еще не боль. Есть хуже.

    Я подумал, что он ведет к каким-нибудь перегрузкам или хитрым воздействиям, но ответ опять выбил меня из себя:

    - Главная боль - это обычное состояние сознания. Я был озадачен, а он помолчал и добавил:

    - Ты ведь так к нему привык, что и мысли не допускаешь, что обычное состояние - это больно. А ведь это тоже образы, значит порезы в сознании. Вот погоди, ты еще начнешь чувствовать, что когда работает разум, тебе больно...

    Мне потребовалось пятнадцать лет, чтобы понять, о чем он говорил...

    Но это я опущу как вещь бездоказательную и трудно доступную. Зато мы теперь можем продолжить разговор о восприятии.

    Итак, я гляжу на поплавок, он меняет свои состояния - то спокойно стоит в воде, то начинает шевелиться, то вдруг ныряет или скользит в сторону.

    Я жду и сравниваю его движения со своим знанием о том, как должен себя вести поплавок.
    Но в какой-то миг я дергаю удочку - подсекаю.

    И на конце лески ощущается сопротивление. Или не ощущается.
    И если оно не ощущается, я понимаю, что неправильно прочитал поведение поплавка.

    Там, в глубине воды, - черный ящик, об устройстве которого я могу догадываться лишь по его поведению.

    По эту сторону разделяющей нас поверхности, в глубине пространства, другой черный ящик, об устройстве которого я могу догадываться лишь по его взаимодействию с первым ящиком. Не хватает только Джуанцзы и бабочки, которой он снится...

    Рыба... какое мне дело до рыбы?! Мне нужно от нее только одно - чтобы она поймалась. А для этого я должен перенести то ошибочное узнавание образа движений поплавка из разряда: Подсекай! - в разряд: Еще жди.

    Заметьте, появилось уточнение: образ движений поплавка. Это значит, что у меня, кроме чисто зрительного образа поплавка, который, в общем-то, очень понятен, есть еще такое странное образование - образ движений поплавка. Что такое образ движений? И вообще, в состоянии ли мы видеть движения?

    На самом деле, говоря о движении, мы чаще всего говорим о перемещении. Движение нам почти недоступно для наблюдения, как, например, энергия или душа. Мы судим о движении по его проявлениям.

    Движущееся перемещается, и это мы видим, потому что предмет, перемещаясь, меняет положение относительно других предметов. Если, конечно, можно назвать предметом поверхность воды или волны.

    Скорее, это явления. Явления воды. Так она себя являет наблюдателю.

    Следовательно, взглянув на воду с поплавком в первый раз, я запоминаю ее поверхность и положение поплавка. Потом я запоминаю, как он может менять свое положение относительно поверхности воды. А потом я запоминаю, при каком его положении мне надо подсекать. И когда он оказывается в этом положении или положении близком к этому, я подсекаю.

    Само это положение как бы спускает спусковой крючок. Восприятие - импульс - сигнал - ответный импульс - сокращение мышц - и я подсекаю.

    Так что же спускает этот крючок? Картинка того, насколько погрузился поплавок в воду? Один из множества подобных кадров? Вроде бы так. Но какова подробность этого кадра, то есть картины, необходимой для того, чтобы заработала "рефлекторная дуга"?

    Уточню вопрос. Насколько избыточной является для действия та картина водной поверхности с водорослями, волнами, живностью и отражениями, которую привычно нарисовало наше воображение?

    Насколько избыточно и изображение поплавка - объемного, раскрашенного, потертого и поцарапанного, со спичкой торчащей сверху и даже с сидящей на ней стрекозой?

    Спрошу иначе. Является ли это тем образом, который узнает сознание, чтобы подсечь? И как много лишних одежек мы можем снять с него, чтобы при этом узнавание подсечки все равно происходило?

    Я знаю, вы уже раздели и поплавок и воду почти от всего, что я перечислил. Но я помогу вам еще. Я приведу еще один пример из числа тех, что приводил мой старый учитель народной психологии.

    Скажите, вы можете видеть плотность? Это как с движением, которое скрыто в перемещении. Я говорю не о плотных вещах, а о плотности, скрытой в них.

    Я знаю, сейчас вы в недоумении и не понимаете, как можно видеть плотность... Тогда сделайте упражнение. Я его уже давал в других книгах и знаю - оно работает. Прямо сейчас закройте мою книгу, поверните ее ребром к себе и резко ткните углом в глаз.

    Не смейтесь и не думайте, что я дурак. Дурак - это всего лишь тот, кто задает такие вопросы, которые другие не задают. Просто попробуйте ткнуть.

    Знаете, что у вас получилось? Я опишу. Вы сложили книгу и двинули ее уголок в сторону глаза. Но поскольку вы не дурак, ваша рука замерла так, что уголок книги оказался близко от глаза, но его не коснулся. Почему?

    Да потому, что он плотный. А это означает боль. Вот первое наблюдение.

    А теперь повторите упражнение, и понаблюдаем еще раз. Вот вы приготовили книгу. Вы ее узнаете - у нее все тот же образ, что вы помнили. Теперь вы быстро тыкаете книгой. Она замирает перед глазом, и вдруг вы замечаете, как в ее образ возвращаются черты, детали, и вообще полнота восприятия!

    В миг, когда книга приблизилась к глазу на опасное расстояние, она начала раздеваться. И чем ближе она была к боли, тем бесцветнее и бесформеннее становилась, пока вы вдруг не почувствовали, что дальше будет действительно больно, и не нажали на спусковой крючок: подсекай! И ваша рука получила импульс:

    мышцам стоп! Рефлекторная дуга замкнулась почти коротким замыканием. Еще немного и вы бы увидели искры. Но уже сейчас вы видели плотность в чистом виде.

    Что же такое тот образ, который мы вылавливаем из огромной и перенасыщенной картины, которую видим как Образ мира?

    Глава 7. Нейробиология восприятия

    Итак, что же такое образ, который воспринимается нами, как часть Образа мира?

    Приглядитесь, это нечто сходное с крошечным разрядом энергии, достаточное для управления микросхемой, состоящей из платы, сделанной даже не из силикона, а, возможно, из тончайшей среды, какая только существует в этой вселенной - сознания, если его понимать по-мазыкски, - и из нескольких связей, несравненно тоньше волосков. Связей, задачей которых является всего одно крошечное действие, как у диода - замкнуть цепь условного рефлекса: подсекай!

    Для управления такой микросхемой не нужны громоздкие картины окружающего мира. Они ее просто перегрузят или сожгут. Это первое.

    Второе. Ощущается разумным ожидать, что если на выходе был тончайший разряд энергии, точнее, биоэлектричества, насколько я это понимаю, то и на входе должно быть нечто однородное. Однородное, хотя бы не обязательно тождественное, потому что плата эта может служить как преобразователь.

    Улавливая более тонкие воздействия, она превращает их в сигнал, достаточный для запуска биоэлектрических сервомеханизмов нашего тела.

    Я прошу прощения за язык, которым я здесь пользуюсь. Я не люблю биоэнергетику и ее язык, но такой образ облегчает понимание. Он для меня не ответ, а скорее перст, указующий на луну, то есть на возможный ответ. Во всяком случае, он позволяет перейти к разговору о восприятии на материале современной нейропсихологии.

    Для этого я все-таки воспользуюсь американской книгой, написанной в конце 80-х двумя крупнейшими чилийскими ней-робиологами Матураной и Варелой. Книга эта хороша только тем, что она писалась профессионалами для простых людей и потому читается легче. По содержанию она от русской нейрофизиологии ничем не отличается. Основное ее название "Древо познания", но подзаголовок передает ее суть вернее: "Биологические корни человеческого понимания".

    Интересующую меня тему они начинают с описания той же рефлекторной дуги, правда, заменяя ее понятием "двигательного нейрона", который "активируясь, способен вызывать сокращение мышцы" (Матурана, Варела, с. 141).

    Тут мы имеем общее в представлениях.
    Далее идет определение восприятия, как его видит обычное мышление:

    "Обычно принято думать, что зрительное восприятие - это некие действия с отражением, возникающим на сетчатой оболочке глаза, в процессе которых это изображение затем трансформируется внутри нервной системы" (Там же, с. 143).

    И это, как видите, совпадает и не очень интересно. А вот дальше начинаются собственные взгляды этих нейробиологов.

    "Однако он (этот подход - А.Ш.) совершенно непригоден при рассмотрении феномена зрения" (Там же, с. 143).

    И далее следует длинное объяснение на таком языке, который призван, как я думаю, показать на собственном примере, что мозги при таком подходе просто перегрузятся.

    Но зато после этого нейробиологи переходят к объяснению поведения, а, соответственно, и к управлению им через восприятие. Определение поведения, правда, из разряда нейробиологи-ческих.

    "Поведение - это производимое наблюдателем описание изменений состояния системы относительно окружающей среды, с которой взаимодействует данная система" (с. 144).

    Чтобы оно хоть как-то заработало, стоит заменить "систему" на "человека" и немножко подправить:
    "Поведение - это изменение своих состояний относительно окружающей среды, производимое человеком благодаря "описанию" этой среды, которое он делает, наблюдая ее".

    Вот так бы я это перевел с языка нейрофизиологии на человеческий, хотя понятно, что понятие "описания" стоило бы объяснить отдельно. Но авторы это сделают сами, хотя и на своем языке через понятие "сенсорная поверхность":

    "Сенсорная поверхность включает в себя не только те клетки, которые мы видим извне как рецепторы, способные воспринять возбуждение, поступающее из внешней среды, но и клетки, которые может возбудить сам организм" (с. 144-145).

    Первое, что требуется сделать после этого заявления, это дополнить определение поведения, добавив одно уточнение:

    "Поведение - это изменение своих состояний относительно окружающей среды, производимое человеком благодаря "описанию" этой среды, которое он делает, наблюдая ее и себя".

    Как вы понимаете, это крошечное дополнение является нейрофизиологическим обоснованием самонаблюдения. Это первое.

    Во-вторых, если задуматься над этими словами нейробиологов, то станет ясно: описание, которое делает наблюдатель, пишется возбуждениями!

    Если сейчас позволить специальному нейрологическиму языку, который знаком каждому психологу, утянуть нас внутрь нейрофизиологических понятийных построений, откровение потеряется. Кто же не знает, что рецепторы возбуждаются!

    Забудьте на время этот язык. Посмотрите на их слова философски. Скорее всего, они и сами не поняли того, что сказали. Попробуйте понять слово "возбуждение" в том смысле, в каком оно используется в психологии, точнее, в науке о поведении. Как, например, в выражениях: животное возбудилось от запаха крови. Или: он вернулся с работы возбужденным. Опасность возбуждает меня.

    Сенсорные поверхности, рецепторы, нейроны, электронные платы, бионические датчики - какой еще дребедени нужно насовать в простое наблюдение, чтобы оно выглядело неуязвимым и окончательно научным?!

    Поведение определяется и даже диктуется возбуждениями, которые мы испытываем, воспринимая изменения, происходящие в окружающем мире.

    Я гляжу на поплавок, а вижу движение, я гляжу на приближающийся острый угол, а вижу плотность, я гляжу на мечущегося по клетке медведя, а вижу опасность... Но это вижу я, а мое восприятие видит только возбуждение. И образ его оно всегда и передает в мозг, как в головной компьютер, управляющий телом. А дальше:

    "нервная система функционирует как замкнутая сеть изменений в соотношениях активности между ее компонентами.

    Таким образом, испытывая надавливание в какой-либо части тела, мы как наблюдатели можем сказать:

    "Ага! Сокращение вот этой мышцы заставит меня поднять руку". Но с точки зрения функционирования самой нервной системы происходящее всецело сводится к постоянному поддерживанию определенных соотношений между сенсорными и моторными элементами, испытавшими временное возмущение в результате надавливания.

    Поддерживаемые соотношения в рассматриваемом случае довольно просты: это баланс между сенсорной активностью и мышечным тонусом" (Там же, с. 145).

    Если сказать это проще, то восприятие оказывается очень механической вещью - там, где-то на самых глубинных уровнях освобождения образов от красочной шелухи, оно воспринимает возбуждение из внешнего Мира и передает мышцам, телу. Сколько приняло - столько передало: главная задача восприятия - баланс, то есть равновесие. Своего рода поведенческий гомеостаз, если называть такое равновесие научно.

    И здесь скрывается ответ на вопрос, что же такое образ по своей сути. Только этот ответ так прост, что его не скажешь словами. Это труднее, чем перевести слово гештальт. Его, скорее, надо не говорить, а показывать. Вот поэтому и не удавалось психологии дать определение образа. Но, тем не менее, понятие его создастся, если вглядитесь в то, как приходит возбуждение из внешнего мира через восприятие и как оно передается, лишь слегка изменившись, по нервным путям, а потом вспыхивает в мышцах. Но вспыхивает лишь затем, чтобы уступить место или, точнее, влиться уже в совсем другие образы. Какие?

    Например, в Образ мира. А это значит, что и весь этот такой красочный образ, в котором мы узнаем окружающий мир, совсем не передает его действительной и яростной красоты. Ведь если вдуматься в то, что мы делаем каждый миг, то вся наша жизнь превращается в постоянное перерабатывание и использование энергий, складывающихся в стихии, как возбуждения - малые образы, - в большие образы, Образы миров! Включая Мечты и Картины мира наук.

    Равновесие, как и возбуждение, звучит очень просто, а в жизни мы знаем, что ответное поведение может быть очень сложным и разнообразным. Как кажется, просто возбуждение не может обеспечить такого разнообразия.

    Но это фокус все той же привычки видеть, а точнее, не видеть что-то очень важное.

    Поведение только вызывается и прекращается возбуждением и равновесием. Разнообразие же его определяется образами. Образы, правда, теперь уже не восприятия, а поведения или, точнее, действия, - об-резают, о-пределяют действия. То есть создают их рисунок, в котором предел есть воплощенное равновесие, а возбуждение - движущая сила.

    Возбуждение преобразуется в нашей плате из поведенческого в биоэлектрическое. В этом значении оно, как я думаю, приближается к тому пониманию, что используют нейрофизиологи. Но это означает, что и снаружи нас есть лишь нечто, похожее на биоэлектричество, по крайней мере, настолько ему единородное, что сознание может его преобразовывать в то, что обеспечивает жизнедеятельность тела.

    Кстати, я ошибся, когда хвалил язык чилийских нейробио-логов. Он ничуть не лучше, чем у русских нейропсихологов. А чтобы не быть голословным, вот вам последнее определение восприятия. Восприятие - есть вид познания, но "любое познание есть не что иное, как создание сенсорно-эффекторных корреляций в области структурного сопряжения нервной системы" (Там же, с. 147).

    Подводя итоги своему маленькому исследованию образа, я хочу сказать, что дальше его можно продолжить только в прикладной работе, позволяющей проверить выдвинутые предположения и гипотезу о материальности сознания как среды, творящей образы. Только это даст возможность по-настоящему понять, что же такое образ.

    Что же касается наблюдения, то и о нем, в сущности, можно рассуждать дальше, только поняв, как может сосредоточиваться сознание, управляя потоком восприятия как потоком возбуждений.

    Тэги книги: 
    Авторы: 
  • Учебник самопознания

    Год: 
    2007

    Учебник самопознания - это прикладной учебник для желающих познать себя. Может быть, это покажется вам неожиданным, но ничего эзотеричного и мистичного в этом учебнике вы не найдете, только прикладная психология и философия - не более и не менее того.

    Оглавление: 

    Введение
    Исходные понятия самопознания
    Глава 1. История самопознания
    Глава 2. Предмет, язык, метод
    Глава 3. Лествица самопознания
    Глава 4. Орудия, способы и некоторые
    очевидности самопознания
    Глава 5. Движение по ступеням

    СТУПЕНЬ ПЕРВАЯ. Общественное тело
    Глава 1. Личность
    Глава 2. Человек - это общественное существо
    Глава 3. Желания и потребности
    Глава 4. Целеустроение
    Глава 5. Множественность личностей и миров
    Заключение общественного тела

    СТУПЕНЬ ВТОРАЯ. Тель или физическое тело
    Глава 1. Разум
    Глава 2. Стих
    Глава 3. Мышление
    Глава 4. Мастерство
    Глава 5. Движение
    Глава 6. Устойчивость
    Глава 7. Упругость
    Глава 8. Удар
    Заключение

    СТУПЕНЬ ТРЕТЬЯ. Скрытый состав человека
    Глава 1. Зримый состав
    Глава 2. Душевные движения
    Глава 3. Перовой состав
    Глава 4. Мостоши
    Глава 5. Созерцание мостошей
    Глава 6. Мостоши сознания
    Глава 7. Плотности и пустоты
    Глава 8. Сила
    Глава 9. Лухта
    Заключение

    СТУПЕНЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Духовный состав
    Часть Первая. Душа
    Глава 1. Душа и Дух
    Глава 2. Понятие о душе
    Глава 3. Пример исследования души через понятие
    Глава 4. Созерцание души
    Глава 5. Второе созерцание души
    Глава 6. Третье созерцание души
    Глава 7. Телесно-нетелесные ощущения
    Глава 8. Четвертое созерцание души

    Часть Вторая. Дух
    Глава 1. Археология понятия о духе
    Глава 2. Языковое понятие о духе
    Глава 3. Религиозное понятие о духе
    Глава 4. Христианское понятие о духе
    Глава 5. Современное богословие
    Глава 6. Святые отцы о духе
    Глава 7. Вещественность души. Брянчанинов и
    Затворник
    Глава 8. Народное понятие духа
    Глава 8. Народное понятие духа. Продолжение
    Глава 9. Исследование собственного духа
    Глава 10. Моё понятие о моём духе
    Глава 11. Первое созерцание духа
    Глава 12. Второе созерцание духа
    Глава 13. Третье созерцание духа
    Глава 14. Четвертое созарцание духа
    Заключение

    Орудия самопознания
    Орудия самопознания
    Глава 1. Описание
    Глава 2. Очищение
    Глава 3. Понятие созерцания
    Глава 4. Созерцание

    Заключение

    Приложение. Прямое созерцание души
    Вступительная статья Л. Гудковой
    Отклики участников сима

    Содержание (выборочные главы): 

    Глава 5. Движение по ступеням
    О движении по лествице самопознания стоит сказать несколько слов особо. Самое важное, что надо понять, это то, что почти все начинающие самопознание совершают одну ошибку, которую можно назвать ошибкой очевидности. Они пропускают первую ступень и сразу обращаются к себе, как к телу.
    Ошибка эта рождается из непродуманности и очевидности нашей телесности. Когда человеку, услышавшему про самопознание, задаешь вопрос: кто ты? - он в легкой растерянности обнаруживает, что не знает ответа. И все, что из него рвется, оказывается, примерно, таким: я - это я! Я - это… и он хлопает себя по телу.
    Да, первый ответ на вопрос, кто ты? - это Я. А потом - тело. Потому что оно очевидно. После этого человек попадает в тупик, потому что ему совершенно непонятно, что изучать в теле. Проще всего взять учебник анатомии и со скукой почитать его. Больше про тело, как про себя, и сказать-то нечего. Разве что назвать его рост и вес. Думаю, именно так и выродилось самопознание в мире естественной науки.
    Следующая ошибка, которой подвержены все люди эзотерических и мистических путей, - это ошибка исключительности. Втайне мечтая об особых способностях или вообще о недоступном другим состоянии, они берут книги о том, как достигать просветления, и начинают работать по ним. И познают себя как некую основу для просветления, то, что однажды его обретет, а при этом уже обладает как неким исходным закрытым состоянием.
    В итоге, в быту эти люди воспринимаются как слегка сумасшедшие, не от мира сего. Им самим кажется, что это потому, что они далеко продвинулись в своем поиске, но в действительности это просто от того, что их нет там, где их ожидают видеть. Они сбежали сами из себя. Все предшествующие слои сознания сохраняются, и выскакивают из такого полупросветленного непроизвольно, будто он библиотека сумасшествий, к тому же ему постоянно отказывает разум. А он в то самое время, когда люди шарахаются от него, как от дикого человека, вещает им что-то не от мира сего…
    Человек, избравший сразу шагнуть в мистический мир, обычно оказывается разорванным между первыми ступенями самопознания, и тем, что захватило его душу. При этом он, очень даже возможно, действительно достигает каких-то прозрений, и опыт его очень важен. К сожалению, люди не в состоянии этот опыт оценить, поскольку просто боятся странностей, сопровождающих его поведение, и стараются определить таких искателей в сумасшедшие дома…
    Познание себя оказывается вовсе не простым делом, если приступать к нему по очевидности или в рамках иной культуры, например, культуры просветления. Как вы понимаете, цель определит средства. И если вы избрали целью просветление, вы будете обманывать себя, считая, что то, что вы делаете, ведет к самопознанию. Оно не ведет к нему, поскольку ведет к другому, а лишь дает попутно. Но попутно самопознание можно извлекать из любой деятельности. И достижение просветления ничуть не более полезно, чем боевые искусства или огород…
    Что делать, если хочешь именно познать себя? Вот действительный вопрос.
    Вот таким людям я бы посоветовал сначала увидеть себя, как ту самую лествицу, по
    которой и будешь двигаться. Увидеть отстраненно, просто посидев и подумав о своей жизни. Я лично использую подсказку мазыков, но, возможно, могут быть и другие пути.
    Мазыки же говорили так: человек приходит на землю не случайно, он воплощается, чтобы познать плотные миры.
    Следовательно, миг воплощения есть переход от состояния до телесности к состоянию после обретения телесности. Телесность оказывается пуповиной, связывающей наше нетелесное бытие. Да, да! Главным для нас всегда является бытие нетелесное.
    И до воплощения мы живем нетелесно, душой.
    И после воплощения мы живем нетелесно, можно сказать, тоже душой. Телесной душой, которую для различения можно назвать Личностью.
    Это и есть главная наша жизнь, жизнь, так сказать, идеальная. Именно в ней и скрывается предмет нашего познания - Я. Вот почему так трудно познавать себя через тело. В нем наше я лишь прячется, и чтобы найти его в теле, надо уже обрести способность видеть его и различать среди множества помех.
    Если вы примите подход мазыков к воплощенности, то вы увидите, что первой ступенью самопознания должно быть не тело, а то, что дальше всего от цели. В этом и есть суть любой лестницы - они позволяют двигаться от самой дальней точки, чтобы последовательно приближаться к конечной. Прыгать сразу на середину лестницы неудобно, а иногда и невозможно.
    Поэтому мы должны определить, что же является этой самой дальней, самой отстраненной от нашей цели точкой, или моим состоянием.
    Опять же не буду выстраивать долгих рассуждений, предложу то, с чего начинали мазыки. А вы, если найдете что-то более подходящее, обоснуете это для себя, и начнете оттуда. Еще раз повторю: допускаю, что пути самопознания могут быть очень разными для разных людей.
    Итак, мазыки считали, что, воплотившись, мы, подобно картечи, попавшей в цель, разбрызгиваемся по миру, в который пришли. В этом, вероятно, и есть суть самого понятия воплощение в мир. И разбрызгиваемся мы долго - с самого раннего детства до того возраста, когда приходит зов, и мы осознаем себя возвращающимися.
    Что такое этот мир, в который мы входим, вживаясь в него частями себя?
    Конечно, это мир земной природы. Но это мы познаем очень рано, еще в детстве. Конечно, мы потом всю жизнь добираем знания о нем, но уже не так, как в детстве, попутно. Познанию мира-природы мы отдаем лишь несколько ранних лет. Основное время мы познаем мир людей, мир-общество. Этим мы занимаемся прямо до того времени, когда нас вдруг начинают влечь книги о духовном пути, то есть до зарождения мыслей о возвращении.
    Но возвращение, если мы о нем задумаемся, есть именно возвращение, то есть попытка снова стать тем, кем ты был до воплощения. Поэтому возвращение лежит по ту сторону от воплощения.
    А здесь конечной точкой, до которой нас проносит толчок воплощения, оказывается предельная вовлеченность в общественные отношения.
    Вот они-то и являются крайней точкой нашего бытия, их-то и надо изучать как свое первое тело и первую ступень на пути к себе.
    Затем пойдет то, что было в детстве - изучение мира природы и своего тела, как части этого мира. А через них - и как я и моя душа проявляются сквозь мое тело.
    И только следующей ступенью оказывается изучение души, которую вполне можно видеть той пуповиной или мостиком, удерживающей связь с миром, из которого нашего Я заглядывает в этот мир.
    Вот последовательность шагов, которые я предлагаю проделать на пути самопознания. В сущности, я повторил то, что говорил в предыдущей главе, проведя вас к той же цели еще одним путем, и сделал это вполне осознанно, поскольку начало слишком важно, чтобы ошибаться в нем.
    Ступень первая. Общественное тело
    Большинство людей считает, что не знает, как устроено общество. Поэтому в школах нам читают курс обществоведения или обществознания, в котором рассказывают об обществе, и о том, как человек с ним связан.
    В действительности, это определенный обман и самообман. Авторы учебников обществознания, а в России сейчас учатся по двум учебникам - А.Кравченко и Л. Боголюбову, - почти искренне считают, что дают подросткам знания о том, что те не знают. Это верно - такого, что не знает человек, много, и всегда можно найти что-то, что можно запихнуть в его голову… дополнительно!
    Подчеркиваю: дополнительно к уже имеющимся у него знаниям. В частности, к знаниям об обществе, его устройстве и о том, как в нем выживать. Ребенок с детства познает общество и ко времени школьного курса обществознания уже прекрасно знает об обществе всё, что ему необходимо. Но не все, что необходимо от него обществу. Вот здесь и скрывается ложь этих школьных курсов.
    Они обучают не знаниям об обществе, а выполняют, как это называется, социальный заказ, то есть заказ того же общества ко всей школе: сделать детей управляемыми и вырастить из них удобные обществу рабочие особи.
    Кравченко незаметно проговаривается об этом в первом же абзаце первой главы:
    "В этой главе мы рассмотрим комплекс проблем, связанных с сущностью общества и его взаимоотношением с природой, проанализируем типологию человеческих обществ с древности до нынешних дней, выделив главные типы общества - доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное. Переход от менее развитого общества к более развитому составляет содержание социального прогресса, который проявляется через революционные сдвиги и постепенные реформы.
    Затем мы рассмотрим вопросы социализации и воспитания человека, процесс становления личности, разберем мир человеческих потребностей и желаний. Личность формируется в тесном контакте с социальной средой, составляющей ближайшее окружение индивида. Это его родители, родственники, друзья".[1]
    Правда, это читается привычно и узнаваемо? И мы даже знаем, как-то исходно, наверное, еще из школьной поры, что дальше нам сделают полезно. К примеру, научат, как лучше обращаться с обществом. И никто не задумывается о том, что так нас готовят к обеду, как тех самых знаменитых устриц Кэролла, которых Плотник и Морж готовят не на огне, а долгими беседами.
    Конечно, думающий человек сумеет извлечь пользу из того, что почерпнет в этих учебниках. Но при этом он все равно окажется и в качестве гостя, и в качестве еды за этим огромным обеденным столом, зовущимся Обществом. Общество не озабочено судьбой своих членов, оно - дикий, первобытный великан, озабоченный только своей личной судьбой и требующий от всех своих клеточек, чтобы они бездумно жертвовали собой ради его жизни.
    Хорошо это или плохо - совсем другой вопрос. Если хорошенько подумать, то мы не случайно родились именно в этом обществе, в другом нам было бы хуже. Поэтому беречь свое общество нужно, вплоть до того, чтобы пожертвовать за него жизнью. Но пожертвовать, выполняя свою задачу и по своей воле, а не быть сожранным просто потому, что ты поверил сладким речам политиков или их говорунов, обрабатывающих наше сознание!
    А то, что наше сознание обрабатывают, видно хотя бы потому, что целый век люди говорили о том, что прогресс - это довольно опасная вещь, прогресс уничтожает Землю, прогресс пожирает наши души, прогресс ведет к улучшению человеческой жизни лишь местами и временно, а потом жизнь значительно ухудшается. Академический ученый, создававший учебник для школьников, не мог не знать об этой стороне прогресса, но, тем не менее, нисколько не сомневается в нем. Почему? Потому что знает, что в нашем обществе все еще жива магическая сила этого слова, и само ближнее окружение человека убедит его, что прогресс - это хорошо.
    В действительности, никакого прогресса нет. Есть изменения. Были одни общества, их сменили другие. Меняется человек, меняется среда, которая ему соответствует. Чтобы сказать, что новые общества стали лучше, надо сказать, что лучше стал их заказчик и творец. Но разве человек стал лучше?
    Кстати, теория прогресса - явление историческое и очень новое. Ее не было еще три века назад. В восемнадцатом веке французские философы-дилетанты, готовившие кровавую резню по имени Французская революция, чтобы подъесть устои Церкви придумали довод в их споре: бога нет, а в природе все развивается естественно, то есть само. И ничто не остается таким, как его создал творец. Все развивается от простого к сложному, в силу чего - человек венец природы, то есть то, что должно заменить бога.
    Вот так родилось понятие о прогрессе, то есть о движении от худшего к лучшему. В итоге религия была разрушена, а с ней и государство. Король был низвергнут, а власть захватили прохвосты и проходимцы, как и в России в семнадцатом году. Что значит, что теория прогресса - всего лишь орудие в политической борьбе за власть в этом мире. И работает она всегда через просвещение народных масс.
    В середине девятнадцатого века эта политическая идеология была усилена биологическими сочинениями Чарльза Дарвина, попытавшегося перенести теорию прогресса, то есть последовательного естественного развития от простейшего к сложному, на живую природу и написавшего несколько сочинений о естественном отборе. Он же сделал и попытки доказать, что человек - это животное, почему полностью укладывается в законы биологического развития видов.
    Эти его построения так очаровали "думающую публику" середины века, что были применены ко всем общественным наукам. После него бурно расцветают антропология и социология. Социология, придуманная Огюстом Контом еще в 1830-х годах, была исключительно политической наукой о том, как менять общество революционно - через "союз философов и пролетариев". Но после Дарвина она резко бросается в объятия биологии, и целый век старается вывести свои основания из жизни животных.
    Антропология же, особенно в лице знаменитого английского этнолога Эдуарда Тайлора, увязывает с прогрессом развитие первобытного человека и первобытных обществ. В итоге все те народы, что жили в девятнадцатом веке не так, как англичане, объявляются первобытными или, как писал Люсьен Леви-Брюль, - примитивными. И тем самым политики получают оправдание для разворачивания бешеной колониальной гонки за раздел мира, приведшей к первой мировой войне.
    Теория прогресса - очень опасная игрушка. История это показала и доказала с очевидностью. И если человек, допущенный к тому, чтобы обрабатывать сознание половины русских школьников, использует ее, значит, это кому-то нужно. И не трудно найти кому - Обществу, конечно же.
    Перечитайте последний абзац из выдержки, которую я привел. В нем прямо указана задача, ради которой в нас вкладывают знания об обществе: социализация и воспитание.
    Эти книги не дают знания об обществе, они скрыто воспитывают нас и социализируют, то есть вписывают в общество, делают существами общественными. Личностями. Как?
    Там же объяснено: через изучение потребностей и желаний. Точнее, прямо через потребности и желания. Общество "формирует личность", прививая и насаждая ей нужное поведение через потребности и желания. Мы живем в обществе потребления. Чтобы заставить тебя работать на общество, достаточно учитывать твои потребности. А чтобы заставить тебя вести себя правильно, надо обращаться и к желаниям, играя на них. Как играют, заставляя нас покупать то, что приносит наибольшую выгоду производителям новых товаров…
    Можно ли извлечь пользу из подобных учебников? Конечно, и весьма разнообразную. К примеру, учебники обществознания можно изучить, как правила дорожного движения, чтобы знать, как проще и выгодней перемещаться по общественному устройству. Хотя по нему перемещаются совсем не теми путями, что описаны в школьных учебниках…
    Но гораздо верней взять эти учебники и прочитать их на себя. Я использую это странное выражение, чтобы обозначить такой вид чтения, когда ты читаешь не так, как тебе это вкладывают авторы, а постоянно сопротивляясь их усилию затащить тебя в нужные им образы, но при этом постоянно же обращая сказанное на свою жизнь, на то, как это уложилось в твоем сознании, как описанное проявляется в твоей жизни.
    И тогда чтение учебника обществоведения становится самопознанием. Тем самым описанием себя, с которого надо начать.
    Учебник этот, если вдуматься, описывает изряднейший слой того, что ты впитал в себя, слой твоей лопоти, как говорили мазыки. Пусть это далеко не все твои знания об устройстве общества. Но это их немалая часть.
    И она уже описана старательным человеком!
    Значит, всего лишь прочитав такой учебник, ты избавляешь себя от труда описывать самого себя. И обучаешься, как составлять такие описания. Как вы поняли, на первой ступени описание себя можно составить с помощью того, что уже сделано человечеством. Лично я проработал с этой целью несколько сотен подобных описаний, составленных другими людьми, постоянно стараясь не поддаваться их очарованию и читать на себя.
    Мой пример вполне может послужить уроком, для желающих освоить этот прием самопознания. Все мои "научные" книги написаны именно так. Читайте книги, господа. Если вы научитесь их читать, то обнаружите, что вас уже описали.
    [1] Кравченко А.И. Обществознание 8-9 класс. - М.: Русское слово, 2005, с. 10.

    Тэги книги: 
    Авторы: