Мой миф о тропе 7

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 02:23


Автор Шевцов А.А.

  

16.08.2006 г.

Конечно, я в своих рассказах пропускаю очень много деталей, очень много того, чем жила Тропа, остается за рамками моего исследования. Но, во-первых, любой читатель может задать свои вопросы, и я отвечу, договор таков. Во-вторых, я искусственно ограничиваю себя пока задачей описания того явления, которое подвергается травле под именем Тропы. И описываю Тропу с той точки зрения, с которой ее видел и делал я. Но я еще вернусь к разговору о тех ее чертах, что были затронуты и исследователями, и травильщиками.
В любом случае, если у кого-то возникнут сомнения в том, что мой образ Тропы соответствует действительности, он может написать об этом, и я, либо дам объяснения, либо признаю наличие того, о чем мне напомнят. Таким образом, будет создано такое описание Тропы, за которое и я, и все ее участники будут согласны отвечать перед любым судом — государственным, общественным или религиозным, если такие появятся.

Итак, как я показал в последних главах, с 1995 по 1998 год (приблизительно, конечно), Тропа жила по Учебному курсу, который был посвящен Науке думать, и иногда назывался нами Храм Разума. С претензией, конечно, названьице. Но мы не утверждали, что у нас существует Храм Разума. Даже наши недоброжелатели, цитируя газету Тропа, вынуждены были отметить, что речь шла всего лишь о задаче его создать: «Мы ставим перед собой потрясающе заманчивую и не менее сложную задачу — создать Храм Разума»…
Поставить мы ее поставили, а вот создать…
Впрочем, все не так однозначно. Буквально до этого года, пока не всплыли материалы гонителей Тропы, я постоянно с грустью и сожалением возвращался к этой задаче в своих воспоминаниях. И не в том смысле, что мне было жаль, что мы не сделали Храм Разума. В этом смысле ничего не изменилось, я продолжаю методично делать шаги в ту сторону, описывая и обучая Науке думать. Иными словами, я не отказался от этой задачи, разве что она утратила помпезность, и не будет Храмом, а будет просто одной из прикладных наук. То есть, основой, на которой можно строить хоть храм разума.
Мне было обидно за то, что за все последние годы ни один из тех, кто когда-то участвовал в создании того учебного курса, проходил его и всячески восхищался самой задумкой, даже не вспоминал о задаче, когда-то поставленной нами перед собой.
Как только я перестал говорить слова о Храме Разума, люди не только выкинули их из своего сознания, но даже перестали узнавать в моих делах, что я делаю именно то, что заявлял когда-то. Это уже вошло в привычку, но однажды и про Храм Разума они скажут мне: надо же, оказывается, ты говорил об этом уже в середине девяностых!..
Я не знаю, как из этой задачи перейти к созданию гностической секты, и по-прежнему считаю эту задачу заманчивой и трудной. Не вижу в ней ничего религиозного, но если кто-то из рьяных мракобесов хочет травить меня за мой Храм Разума, я согласен. Я действительно хотел его создать и создам, насколько позволят мне мои силы и способности. Более того, я приступаю к следующему этапу решения этой задачи в следующем учебном курсе Академии самопознания — я начинаю писать учебный курс Науки думать, и приглашаю всех желающих учиться или судиться. Это уж по их выбору. Обещаю, я не отрекусь от него, а если допущу ошибки, буду исправлять и курс и свое мировоззрение, потому что для меня он — все то же самопознание.

Но в 98 году я вынужден был начать создание следующего учебного курса Тропы. Причиной было то, что, собравшиеся на Тропу мечтатели и охотники за сказкой, могли только щебетать, как стая детишек, о том, что я им предлагал. Но при этом никто из них не мог ничего делать, для воплощения своей мечты. Поэтому я начал думать о том, как учить их дееспособности. Наверное, именно тогда я полностью отменил второй круг обучения, который должен был раскрывать особые способности, и ввел пятую ступень Учебного курса, называвшуюся Устроение своей земли.
Своя Земля — это, конечно, и Родина, и свое дело, и свой дом. Но, если не забывать о самопознании, это, в первую очередь, ты сам. Это был учебный курс самосовершенствования, или работы над собой, над очищением и изменением собственного сознания. Изменением простым и понятным: человек должен уметь достигать свои мечты и цели. Просто потому, что задача самопознания тоже не решится, если ты недееспособен.
Вот и вся хитрость.
Именно она привела к полному краху Тропы в 2001–2002 годах.

Дееспособность можно изучать теоретически. Тогда это увлекательный повод потрепаться. Но не обрести ее. Поэтому изучать дееспособность надо в деле, в делах. И мы затеяли несколько больших дел, куда пригласили в качестве стажеров тех, кто показывал себя как самых способных и охочих.
Мы создали учебно-производственное предприятие «Древо Авалона», которое вело оффшорное программирование. И обучали в нем науке управления и устроения своего дела. А потом, памятуя о когда-то заявленной мечте создать свое Маленькое Лукоморье, как заповедник сказочного быта, мы купили под Новосибирском большой лагерь, и собрали всех желающих превращать его в сказку.

Что было в Авалоне, и что началось в Троегородке, как называлось наше Лукоморье, я описывать не буду. Это опишут сами участники. Но большей подлости и паскудства я не встречал. Детишки бились за право мечтать о сказке, а не строить ее, с силой сказочных героев. Предательств было так много, что я понял: я не прав кругом. Я избрал совсем неверный путь.

Я уже говорил: к 2002 году предали все, даже самые близкие, и я объявил о том, что Андреев умер, а вся Тропа ушла на Поле Мертвых, попросту говоря, умерла, закончила свое существование.
Я ушел, и долгое время вообще не работал.
Но прежде, чем уйти, в течение нескольких последних лет Тропы, я писал последний Учебный курс для наших Училищ народной культуры, который должен был остаться после моего ухода.
Суть его была в том, чтобы убрать любые излишества и сложности, которые без меня все равно не могли бы быть оправданы прикладной работой. Поэтому я убрал все, что было связано с лично моими предпочтениями, вроде ступени «Ученик колдуна», и сделал простой и понятный академичный курс начального изучения Русской народной психологии.
Я не буду его расписывать. Я просто попрошу наши Училища, которых сейчас три — в Европейской России, на Урале и в Сибири – выложить методическое описание этого последнего Учебного курса Училищ русской народной культуры.
Преподавание в них ведется по этой Методике. И я готов за нее отвечать. Училища, правда, иногда вытаскивают и что-то из старья. К примеру, директор Ярославского училища до последних лет почему-то вела «подрывную деятельность», и упорно распространяла по всем заинтересованным лицам мои личные дневниковые записи девяносто первого — девяносто четвертого годов. У нее был доступ к папкам с методическими материалами по всем учебным курсам, но она предпочитала выбирать именно это старье, вводить его в компьютер и рассылать по сети…
И даже когда я, узнав об этом, просто запретил ей это, она была поймана за тем, что продолжала тайком сохранять наследие первых лет Тропы.
Я не так уж на нее сержусь. Честно говоря, мне плевать, что будет с теми записями, потому что я давно ушел от того состояния, и они принадлежат другому человеку. Просто, другому человеку… Но меня дико возмущало то, что директор училища, который должен учить людей дееспособности, тратит время на пустышки, вместо того, чтобы сесть, и просто собрать из огромного материала, имеющегося в ее распоряжении, полноценные учебные пособия для собственного предприятия!..
И если бы только она!

Но, как бы там ни было, почти 15 лет экспериментов и исследований по русской народной психологии позволили создать и начальный курс народной психологии, и выйти на задачу разработки полноценной научной дисциплины с тем же названием. И третий том «Очищения», который только что поступил в Издательство, я прямо назвал «Русская народная психология».
Я надеюсь, что однажды на всех этих материалах будет создана полноценная наука, продолжающая дело Кавелина, Карпова, Вундта…
Конечно, я много ругаюсь по отношению к русским, которые предпочитают быть Иванами родства не помнящими. И я высказываю претензии и Церкви, и Науке. Но думающий человек, я надеюсь, разглядит, что это не попытка разрушить что-то, чем живет моя Родина. Это действительная работа по очищению моей Земли от болезней и гнили, которых в ней тоже хватает.
Допускаю, что именно гниль и возмущалась тем, что я делал. Впрочем, готов дать объяснения по любому своему действию и заявлению, как готов и доказывать, что имеющиеся на сегодня примеры травли Тропы — это деяния преступные, и отнюдь не людей, заботящихся о России, Православии или Государстве. Впрочем, я не буду ждать, когда они соизволят откликнуться. В следующей части моего исследования я отвечу на основные обвинения, которые уже предъявлены.

А. Шевцов

Похожие материалы